Остров мечты Айгуль

«Оркестр — часть моей души»

 

Симфонический оркестр — барометр культурной жизни города, его визитная карточка, для слушателя островок идеальной гармонии. А внутри  сложный живой коллектив, где у каждого участника своя роль. Здесь есть свои лидеры, новички и яркие звезды. Одна из ведущих музыкантов Национального симфонического оркестра, работающая с первых лет его существования, — лауреат международных конкурсов, концертмейстер группы альтов Айгуль Муратова. В ее исполнитель­ской манере счастливо  сочетаются интеллектуальность, женственная мягкость и завораживающий артистизм.

— Оркестр занимает важное место в моей жизни. Это моя работа, часть моей души. Это и знакомство с новым репертуаром, и интересные встречи с музыкантами, дирижерами, которые потом перерастают в творческую дружбу. Конечно, возможность играть соло. Я очень люблю играть соло.  Еще — стремление бесконечно расти. В общем, оркестр — это моя жизнь... — говорит Айгуль Муратова, и это не пустые слова.

Почти сразу после окончания средней специальной музыкальной школы-лицея, в 1994 году, Айгуль пригласили в оркестр. С тех пор большая часть ее жизни проходит здесь. Уфимский государственный институт искусств в классе доцента Гульнары Назиуллиной, а затем и ассистентуру-стажировку по классу струнного квартета в классе профессора Александра Шисмана она заканчивала параллельно с работой. И уже через 6 лет доросла до концертмейстера группы альтов. Основатель, художественный руководитель и главный дирижер Национального симфонического оркестра Тагир Камалов высоко ценит Айгуль Муратову как крепкого профессионала и яркую, неординарную личность.

Талантливый музыкант не может и не должен оставаться лишь частицей целого —  оркестра. Душа требует самовыражения, простора и полета. Накопившиеся эмоции не дают покоя, ищут выхода. Айгуль постоянно готовит новые сольные программы в сопровождении оркестра, не дает себе расслабляться. Каждая из них — веха в ее творческом становлении: пьесы, концерты Ф. Генделя — А. Казадезюса, Б. Бартока, В.А. Моцарта. Премьера концерта Уильяма Уолтона стала еще одним заметным событием в культурной жизни республики. Известное альтовое сочинение английского композитора когда-то исполнял знаменитый Пауль Хиндемит. А уфимского слушателя с концертом, сочетающим в себе проникновенную нежность и страстную глубину, впервые познакомила Айгуль Муратова.

 

Семейный ансамбль “Айгуль”

 

— Моя мама была профессиональной певицей, отец — баянист, — рассказывает Айгуль. — Они оба закончили Уфимское училище искусств. Всю жизнь провели на гастролях, в творческих поездках. Всегда были вместе: мама замечательно пела, папа ей аккомпанировал…

Семейный ансамбль Ихсановых “Айгуль” постоянно гастролировал по республике, иногда выезжали в Татарстан и близлежащие регионы. Раиф Сахаутдинович писал песни, среди них есть весьма популярные. Надима-апа — ­лирическое сопрано — пела песни своего супруга Раифа Ихсанова и других композиторов, а также с большим мастерством исполняла башкирские, татарские народные песни. Дочери Гузель и Айгуль выросли в мире, наполненном музыкой.

— Самые яркие, волшебные впечатления о детстве у меня остались о поезд­ках, гастролях. Меня сажали в небольшую корзинку и возили с собой из села в село, из города в город. Благодаря профессии родителей я познакомилась со многими творческими  людьми, такими, как Ишмулла Дильмухаметов, ­Арслан Мубаряков, Магафур Хисматуллин. Они очень любили меня. Арслан Мубаряков часто брал меня на руки, а Магафур Хисматуллин шутил: “Без Айгуль я не выйду на сцену! Как она играет на скрипочке!” Я уже с семи лет участвовала в концертах. Играла на скрипке, пела, танцевала, даже была ассистентом фокусника. Интересно проходили гастроли. До сих пор, когда приезжаю на железнодорожный вокзал, откуда мы столько раз уезжали, на глаза наворачиваются слезы… 

1995 год черным вихрем ворвался в мирную жизнь Ихсановых. Айгуль училась на втором курсе института искусств. После одной из поездок Надима-апа заболела. К врачам долго не обращалась. В разгар июльской жары она работала в саду, когда вдруг ей стало плохо. Приехавшая Айгуль застала маму уже без сознания. Выходной день, поток машин, пробки на дорогах… Айгуль с трудом поймала машину, но домой маму живой не довезла. Надиме Хазетдиновне было всего 55 лет.

В сентябре того же года ушла в мир иной бабушка, в декабре попал под машину отец, за ним пришлось долго ухаживать. 19-летняя Айгуль, выросшая под теплым крылышком матери, привыкшая к ласке и заботе, стала главной в семье. На ее долю выпали такие невзгоды, от которых она разом повзрослела.  

— Говорят, Бог не дает нам испытания больше тех, что мы можем вынести, — с грустной мудростью говорит Айгуль. — Люди через сложности, страдания приходят к прозрению, преодолению. Начинают больше ценить то, чего достигли. 

Айгуль преодолела боль. Выучилась, стала высокопрофессиональным музыкантом. Помогала любимая работа, как могли, поддерживали друзья. Самый близкий человек — отец стал еще ближе. Он является ее духовной опорой, не пропускает ни одного концерта дочери. Познав горе и страдания, Айгуль научилась больше ценить людей, радоваться каждому новому дню. Стихи, прочитанные порой случайно, западали в душу и выливались на чистый нотный лист новыми мелодиями. В те годы песни стали дневником самых сокровенных ее дум. Пронзительную по своей глубине песню “Тоскую, мама, по тебе” на стихи Миннигуль Хисамовой она посвятила памяти горячо любимой мамы.

— В 2003 году вышла моя аудиокассета с песнями, — рассказывает Айгуль. — Я начала писать их еще в детстве. По рассказам родителей, когда мне было 2 года и 8 месяцев, я уже ходила и напевала. Получалась какая-то незатейливая, но своя мелодия. Мама сказала папе: “Давай запишем, это же ее первое сочинение!” Этот клочок нотной бумаги хранится у меня до сих пор. А более серьезно, осмысленно я начала сочинять уже в школе. Когда училась в четвертом классе, написала песню “Счастливые дети Советской страны”, за что получила поощрительную премию. С того и пошло. Теперь у меня много песен, и они совсем не патриотического характера, в основном лирические. 

В 11 классе именно с лирической песней Айгуль победила в школьном конкурсе красоты. Тогда, услышав ее пение, музыкант и педагог Минивали Сафин предложил сделать аранжировки песен и записать. Сейчас в творческом багаже Айгуль Муратовой около ста песен на стихи Рамиля Чурагула, Аскара Кашфуллина, Катиби Киньябулатовой и других поэтов.

 

Соло для альта

 

Конечно, не до такой степени, как шоу-бизнес, но и мир классического музыкального искусства сегодня достаточно жесток. Кто претендует на приличные ангажементы, должен иметь солидное конкурсное резюме, постоянно подтверж­дать хорошую форму. Для активных исполнителей в наше время существуют сотни конкурсных состязаний. Именно на конкурсах завязываются интересные творческие знакомства, музыкант обрастает столь нужными для дальнейшей карьеры связями.

Незабываемой для Айгуль стала поездка в Болгарию в сентябре 2003 года, где она стала лауреатом в номинации “альт” на международном конкурсе “Надежды. Таланты. Мастера”. Курортный город Добрич стал поистине добрым для башкирской исполнительницы.

А в 2005 году Айгуль приняла участие в международном конкурсе “Искусство XXI века”, проходившем в Киеве. Струнное дефиле состояло из скрипачей, альтистов, виолончелистов, контрабасистов в возрасте от 8 до 40 лет, в том числе и нескольких наших музыкантов. Айгуль Муратова завоевала первую премию: удачу ей принес концерт для альта с оркестром Уильяма Уолтона. Конкурс — традиционно средство общения и обмена опытом. Педагогические семинары, мастер-классы, видеопоказы концертов выдающихся исполнителей ХХ века в украинской столице организовала международная школа музыкально-исполнительского и педагогического мастерства. Да и само посещение исторического центра Киева оставило неизгладимые впечатления. Киевский забег струнников получился очень удачным — “Искусство ХХI века” уфимские музыканты представили достойно. Айгуль, в очередной раз с успехом испытав себя в ам­плуа солистки, вернулась домой окрыленной. 

Между тем ей самой уже посвящают сочинения для альта. Молодой композитор Камиль Абдуллин, неоднократно с восхищением слушавший ее игру, написал альтовую сонату. Камиль назвал свое сочинение “Пассио” (“Страсть”). Посвящается Айгуль Муратовой”. Сонату для альта и фортепиано впервые перед публикой Айгуль исполнила в 2006 году в Шаляпинском зале.

— Айгуль, почему ты выбрала именно альт? — спрашиваю я у нее. — Согласись, что все же альт пользуется меньшей известностью, чем скрипка или виолончель. Да и звук альта не такой яркий и полетный…

— Существуют предположения, что альт (или виола) исторически древнее скрипки, то есть является ее прародителем. Конечно, в музыкальной школе я начинала учиться игре на скрипке. Позже, в 8 классе, когда были переводные экзамены, возникла сложная ситуация. Появились проблемы в отношениях с педагогом. В то же время альтистов было мало, а скрипачей много. Тогда детям более крупным предложили перейти на альт. Я очень переживала, мне было трудно смириться с мыслью, что я не буду играть на скрипке. Родители, наоборот, были рады, они говорили: “Айгуль, а вдруг это судьба?” Теперь я счастлива, что все сложилось именно так, очень люблю свой инструмент.  

 

Струнный квартет Союза композиторов

 

Настоящий музыкант, влюбленный в свою профессию, никогда не ограничивается только игрой в оркестре. Особая область поисков выразительности, яркая страница творчества, в какой-то мере глоток свободы в серых буднях — это камерные ансамбли. В таком коллективе каждый участник виден, как на ладони. У каждого есть моменты сольных высказываний, при этом неотделимых от прекрасной цельности звучания ансамбля. 

Айгуль Муратова — постоянная участница этого любимого уфимцами коллектива. В 1993 году профессор Уфимского института искусств Александр Абрамович Шисман в своем камерном классе объединил четырех очаровательных девушек в струнный квартет. После окончания вуза, а затем и аспи­рантуры, желание ­совместного исполнительства не пропало, а наоборот, укрепилось. У Айгуль Муратовой, Тани Кривоноговой, Ани Пузыревой, Юли Панфиловой, а потом заменившей ее Оли Воробьевой всегда находилось время собраться и помузицировать. Что удерживает ихвместе: привычка, любовь к ансамблевой игре, творческая дружба?.. Они понимают друг друга с полувзгляда, а любимый педагог — по-прежнему главный советчик и руководитель.

В 1970-х годах в Уфе были очень развиты традиции камерного исполнительства. Небольшой Шаляпинский зал не мог вместить всех желающих послушать игру квартета, в состав которого входили преподаватели института искусств Сергей Саркисьянц, Александр Шисман, Яков Папян, Алексей Калачев. Ностальгически вспоминая одухотворенную атмосферу, необыкновенный подъем тех лет, Александр Абрамович сумел зажечь сердца своих учениц, привил любовь к камерному музицированию.

В репертуаре квартета — старинная и современная музыка: от академичных венских классиков до интеллектуального Шостаковича и страстного Пьяццоллы. Квартет — участник музыкальных вечеров, концертов, фестивалей. Его выступления отличают чувства гармонии, вкуса, стиля. В 2003 году коллектив стал лауреатом международного конкурса “Надежды. Таланты. Мастера” в Болгарии. Струнный квартет также является неустанным пропагандистом музыки башкирских авторов. Многие композиторы доверяют этому коллективу первое исполнение своих сочинений. А потому ансамбль по праву называется струнным квартетом Союза композиторов Башкортостана.

Некоторое время назад выступления квартета стали реже, а пару раз он предстал в измененном составе.

— Это связано с замечательным событием в жизни наших скрипачек, — с улыбкой объясняет Айгуль. — У Ани и Оли родились дети, с разницей в 10 дней. Мы очень рады, что в наших рядах такое пополнение, и поздравляем их. То, что квартет пока не выступает — связано только с этим.

— Чем предпочтительнее игра в квартете?

— Это занятие по-настоящему для души, для камерной аудитории. Александр Абрамович Шисман внушил нам любовь к этому жанру. Началось с того, что мы заворожённо слушали его, а потом это стало частью нашей жизни.

  

Лав-стори альта и трубы

 

В Национальном симфоническом оркестре всего две семейные пары. Всем известны чета скрипачей Светланы и Алексея Ворониных и чета Айгуль и Марата Муратовых. Несколько лет назад концертмейстер группы альтов и концерт­мейстер группы труб соединили свои судьбы. Тогда оба они переживали не­простой период в жизни, и поняли, что нужны друг другу. Айгуль и Марат — красивая, яркая пара, где оба состоявшиеся музыканты.

— Это, можно сказать, был служебный роман, — с улыбкой вспоминает Айгуль. — Марат работал и учился в Казани, у знаменитого Фуата Мансурова. В одну из поездок в Татарстан наш главный дирижер Тагир Камалов, который, кстати, тоже учился у Мансурова, услышал игру Марата и пригласил его к нам в оркестр. Марат согласился, и вот благодаря нашему главному дирижеру мы встретились, познакомились и подружились.

— Познакомились мы на гастролях в Москве во время Дней культуры Башкортостана, — уточняет немногословный Марат. На вопрос “какие качества привлекли в Айгуль?”, он, почти не задумываясь, кратко перечисляет: “Доброта, надежность”. Марат Муратов и сам добрый, спокойный, по-мужски сдержанный, надежный. Родом из Зианчуринского района, музыке учился с детства — в Республиканской гимназии имени Газиза Альмухаметова, затем продолжил обучение в Казанской государственной консерватории. Меня интересует вопрос:

— Совместное проживание двух музыкантов — это легко или тяжело?

— Как мне кажется, больше плюсов, — уверенно отвечает Айгуль. — Рядом человек, который всегда поймет, поддержит.

— А как Марат относится к твоим отдельным от него творческим поездкам?

— Он относится лояльно. Марат считает, что я не должна оставаться ради наших отношений и что-то недополучить в творческом плане. Я к его поездкам отношусь так же. 

Но в большинство поездок пара Муратовых ездит все-таки вместе. Музыканты Национального симфонического оркестра с удовольствием вспоминают рождественские гастроли с оркестром в Испанию в 2003 году и в Тунис в 2004. Встретить Рождество в Европе, в Испании, которая славится своими музыкальными традициями, да еще в тесном кругу друзей — мечта, сказка! Но наряду с этим — целый месяц изматывающих гастролей с плотным графиком, бесконечными переездами и маленькими суточными… От поездок остались на память многочисленные фотографии, видеосъемки для семейного архива.   

А совсем недавно семья Муратовых пережила самое счастливое событие в жизни — рождение дочери Нелли.

 

На острове мечты

 

В открытом альтовом футляре Айгуль — портрет человека с грустными глазами. На книжной полке почетное место занимает его книга “Вокзал мечты”. Для Айгуль Муратовой с юности стал кумиром известный альтист Юрий Башмет. Приезд маэстро в Уфу в 2005 году запомнился ей на всю жизнь. Башкирской альтистке удалось неофициально пообщаться с маэстро. Юрий Абрамович очень тепло отнесся к коллеге, сопровождавшей его от первых мгновений прилета в уфимский аэропорт до торопливых послеконцертных сборов. Оставив охапку разноцветных шикарных букетов, маэстро предпочел унести с собой прелестную корзинку цветов, подаренных ему Айгуль. Жаль только, что долгожданный визит в Уфу был таким коротким. Ну а книга теперь “гордится” автографом самого мэтра.

Айгуль Муратова дружит со многими известными музыкантами: ведет электронную переписку, приглашает в гости…  Двери их дома, где царит культ музыки, всегда открыты для многочисленных друзей. Среди них — художественный руководитель Казанского Камерного оркестра “La Primavera” Рустем ­Абязов, главный дирижер симфонического оркестра Татарстана Фуат Мансуров, немецкий дирижер Пьер Доменик Поннель, артист Московской филармонии граф Муржа…  Айгуль — изумительная хозяйка, кулинарные способности которой вызывают неизменный восторг.

Глаза ее всегда озаряет яркий внутренний свет. Богатая творческая натура, жизнелюбие, обаяние, отзывчивость делают Айгуль душой любого коллектива. Айгуль Муратова живет в ладу с собой и окружающим миром. А музыка — ее прекрасный остров мечты в бушующем океане жизни. Она часто вспоминает слова своего хорошего друга, дирижера Рустема Юнусовича Абязова: “Мы такие счастливые! — у нас есть музыка, нам есть куда уйти в этой жизни…” 

Лейла Аралбаева


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018