Работа Коминтерна в Башкортостане в годы Великой Отечественной войны

   В последнее время в обществе наблюдается значительный рост интереса к истории нашей страны, особенно к тем её страницам, которые до недавнего времени были скрыты под грифом «Совершенно секретно». По мере рассекречивания архивных документов у учёных, писателей, публицистов, краеведов появилась возможность рассказать общественности о тех событиях, фактах и именах, о которых до недавнего времени знал лишь узкий круг лиц.
   Рассматриваемая тема является малоизученной. Значительная часть документов о работе Коминтерна в годы Великой Отечественной войны до сих пор так и остается закрытой. После смены политического курса в стране и в Восточной Европе как-то поспешно и незаслуженно были преданы забвению имена тех людей, которые организовали, руководили и принимали участие в движении сопротивления против мирового зла — фашизма.
   Как известно, Коминтерн был образован на первом конгрессе Коммунистического интернационала в марте 1919 года в Москве. Тем самым было положено начало международному коммунистическому движению. В 1935 году в обстановке фашистской истерии и угрозы мировой войны состоялся седьмой конгресс Коминтерна, который наметил стратегические и тактические линии компартий в борьбе против фашизма и развязывания новой мировой войны. Конгресс подчеркнул, что в случае нападения фашистской Германии на СССР коммунисты призовут народы своих стран «всеми средствами и любой ценой содействовать победе Красной Армии»1 . Когда это нападение всё же состоялось, Секретариат Исполкома Коминтерна в тот же день обсудил вопрос о задачах компартий, принял решение о перестройке работы своего аппарата и направил компартиям письма-обращения, в которых указывал, что нападение Германии на СССР является ударом не только против Советского Союза, но и против народов мира2 . После этого обращения компартии определили свою тактику, формы и методы борьбы с фашизмом, исходя из конкретных условий своих стран. Общее руководство осуществлял Исполком Коминтерна. Но эта работа затруднялась тем, что германские войска находились на подступах к Москве. Поэтому было принято решение Исполком Коминтерна и его учреждения эвакуировать в Башкирию. 22 октября 1941 года в Уфу в двух вагонах прибыли сотрудники Исполкома Коминтерна. Для работы этой важной международной организации было предоставлено здание Дома пионеров на углу улиц Ленина и Революционной (в настоящее время здесь находится Уфимский авиационный техникум). Здесь работали Георгий Димитров, Пальмиро Тольятти, Вильгельм Пик, Долорес Ибаррури, Клемент Готвальд, Морис Торез, Вальтер Ульбрихт, Отто Куусинен и другие известные руководители зарубежных компартий.
   Несмотря на имеющиеся трудности, городские и республиканские власти решили проблему с жильём для сотрудников Коминтерна. Поселились коминтерновцы в гостинице «Башкирия» и домах по улицам Ленина, Пушкина и Советской. Места работы и жильё находились в центре города, вблизи от органов государственной власти, что позволяло оперативно решать любые возникающие вопросы. Тем не менее, коминтерновцам сполна пришлось испытать все тяготы военного лихолетья. После Лондона, Парижа и Рима сорокаградусные морозы были для европейцев серьёзным испытанием. Привыкшие к изысканной еде, они очень скоро поняли, что настоящий деликатес — это вареная картофелина с хлебом и солью. А ведь они, в отличие от русских сотрудников, кроме питания в столовой Совнаркома, получали спецпайки. Когда коминтерновцы сетовали на отсутствие комфорта и привычной пищи, Пальмиро Тольятти отвечал: «Советские люди не принимают ванну каждое утро, они голодают, но сражаются как львы и остановили захватчиков!»3 .
   В период пребывания в Башкирии в 1941—1943 годах Исполком Коминтерна определил задачи для компартий различных стран и всё делал для их претворения в жизнь. Например, компартиям оккупированных стран было рекомендовано приступить к организации единого широкого национального фронта для развёртывания активной антифашистской борьбы, вести партизанскую войну, где для этого имелись условия. В декабре 1941 года Коминтерн из Уфы призвал коммунистов оккупированных стран отдать все силы задаче «изгнания захватчиков и завоевания своей национальной независимости»4 . Работа Коминтерна в этот период не ограничивалась одними только призывами, лозунгами и рекомендациями.
   Генеральным секретарём Исполкома Коминтерна являлся Георгий Димитров. Через него и Д.З.Мануильского коминтерновцы держали тесный контакт с партийным и советским руководством республики. Для осуществления оперативной связи с иностранными компартиями, а также для организации радиопропаганды на государства фашистского блока и оккупированные страны по инициативе Георгия Димитрова в Уфе была оборудована радиостанция Коминтерна. К этому времени Уфа уже являлась одним из главных центров связи всей страны. Радиовещательный узел размещался на улице Ленина в Доме связи (ныне Главпочтамт). В этом же здании были установлены коротковолновые передатчики Коминтерна различной мощности. В 1943 году (т.е. в период нахождения Исполкома Коминтерна в Уфе) передачи велись на 18 языках, из двух студий, находившихся на пятом этаже Дома связи. Между ними следовали информационные сообщения на русском языке, начинавшиеся словами: «Говорит Москва!». Радиостанцией Коминтерна руководил Пальмиро Тольятти. Ежедневно сотрудники занимались чтением телеграмм, газет и журналов, которые приходили с большим опозданием, а также прослушивали иностранные передачи. Каждый день в девять утра редакция радиостанции собирались в кабинете П.Тольятти. Затем следовала работа над текстами будущих радиовыступлений. Около пяти вечера все тексты в распечатанном виде подавались Тольятти для окончательного утверждения. Но не всегда в эфир шли одни тщательно отредактированные тексты. Сотрудники радиостанции не пренебрегали и откровенным радиохулиганством. Узнав заранее о готовящемся выступлении Гитлера, самый мощный передатчик настраивали на частоту, по которой немецкое радио транслировало его речь. Немецкий сотрудник радио Коминтерна одевал наушники и внимательно слушал выступление. Как только между предложениями возникала пауза, нажатием кнопки включал передатчик Коминтерна и посылал в эфир издевательские, оскорбительные, а иногда просто неприличные реплики в адрес Гитлера. После этого отключался до следующей паузы. Радиохулигана из Уфы слышала вся Германия. Психологический эффект, по данным советской разведки, был очень сильным, а немцы, как ни старались, ничего не могли сделать5 .
   Все студии были загружены работой до предела — шли передачи Коминтерна, Башкирского радио. Действовал жёсткий график: как только один диктор заканчивал передачу, студию тут же занимал другой. Особенно напряжёнными были ночные часы. Радиоканалы «Христо Ботев» вещали на Болгарию, «Тадеуш Костюшко» — на Польшу, «Лайош Кошут» — на Венгрию, работали также «Свободная Югославия», «Германский народный радиопередатчик» и другие. Руководство Коминтерна в Уфе стремилось превратить каждую радиостанцию в организационный центр, который объединял бы все антифашистские силы внутри соответствующей страны6 . Перечисленные нами примеры показывают, что в период пребывания в Уфе Коминтерн работал весьма активно и напряженно.
   Одним из направлений практической деятельности Коминтерна было создание партизанских групп из проживающих в СССР политэмигрантов — членов компартий зарубежных стран. По предложению Георгия Димитрова для их боевой и политической подготовки открылась секретная разведшкола. В школе готовили пропагандистов, разведчиков, радистов и диверсантов всех национальностей для заброски в оккупированные страны Европы. В начале войны разведшкола располагалась в Подмосковье, а в октябре 1941 года была эвакуирована в Башкирию. Школу разместили в селе Кушнаренково в 60 километрах от Уфы. Поблизости не было железнодорожного сообщения, летом сюда добирались на пароходе, а зимой на лошадях, поэтому место для школы было идеальным7 .
   Коминтерновцы прибыли в Кушнаренково ночью 26 октября 1941 года на нескольких грузовиках. Для расквартирования разведшколы было выделено здание Кушнаренковского сельхозтехникума на Девичьей горе. Встречал и размещал коминтерновцев Салий Александр Емельянович, который работал тогда заместителем председателя исполкома райсовета. Местным сотрудникам техникума невнятно объяснили, что прибыли слушатели техникума №1 из Москвы. Было и другое объяснение. В историко-краеведческом музее Кушнаренково есть книги, на которых стоит штамп: «СССР ЦК МОПР. Дом отдыха №1». Начальником школы был человек по фамилии Михайлов, хорошо говоривший по-русски. Позже выяснилось, что на самом деле он — член исполкома болгарской компартии Рубен Аврамов. К высокому забору на Девичьей горе никого близконе подпускали. Настоящие имена некоторых слушателей знала только строгая работница библиотеки, отказавшаяся записывать читателей по партийным кличкам. В музее имеются формуляры книг, которые брали курсанты. Среди читателей оказались Берман, Эспехо, Наварро и другие.8
   После объединения Германии стало известно, что руководитель разведки ГДР «Штази» Маркус Вольф в годы войны был курсантом школы Коминтерна в Кушнаренково. Летом 2004 года он приезжал в Башкортостан, посетил Кушнаренково, место, где начиналась его карьера. Маркус Вольф дал обширное интервью газете «Республика Башкортостан» (№147, 29 июля 2004 года). По его воспоминаниям события тех лет выглядят так. Без специального разрешения слушателям запрещалось выходить за пределы территории школы, упоминать в письмах место своей учёбы. В школе работали немецкая, австрийская, испанская, словацкая, польская, венгерская, румынская, болгарская, французская и итальянская группы. У каждой из них были свои преподаватели. Самой большой была испанская группа, где обучались 30—40 курсантов. В немецкой, австрийской и болгарской группах подготовку проходили по 15—20 человек. Большинство предметов изучали в своих группах, а лекции по особо важным темам слушали все вместе. Кроме вышеназванных групп, отдельно обучались курсанты из Кореи. Это объясняется тем, что между СССР и Японией было соглашение о нейтралитете. А Корея в то время была оккупирована Японией.
   В школе не только курсанты, но и преподаватели носили вымышленные имена. Секретность сохраняется поныне. Поэтому мы пока не можем узнать не только подлинные имена курсантов, но и их количество. Известно, что в немецкой группе обучались выросшие в СССР Рудольф Гиптнер, Гельмут Генниз, Теодор Винтер, Ян Фоглер, Вольфганг Леонхард, Кэтэ Нидеркирхнер, Марианна Вейнерт, сестры Эмми и Эльза Шпинцер9 . (Эмми впоследствии стала женой Маркуса Вольфа). Обучался в школе и популярный футболист Гомес. Его воспоминания опубликованы в книге Геннадия Семара «Под одним небом». А сколько их, так и оставшихся неизвестными, улетело с Кушнаренковского аэродрома в никуда? Кэтэ Нидеркирхнер попала в руки гестапо и была убита в концлагере Равенсбрюк в сентябре 1944 года. Зять В.Пика Теодор Винтер был казнён гестаповцами летом 1944 года. 28 ноября того же года погиб Рудольф Гиптнер. Судьба погибших в какой-то степени спасла жизнь другим курсантам немецкой группы. Руководство разведки поняло, что нет смысла направлять курсантов в глубокий тыл в Германию. После роспуска школы Коминтерна немецкие курсанты оказались в прямом подчинении своей компартии. Бывшие курсанты были распределены по-разному: часть была направлена для политической, пропагандистской работы с военнопленными, часть — на фронт для радиопропаганды, кто-то переправлен к партизанам в качестве переводчика. Маркуса Вольфа направили работать в Москву на «Немецкое радио», где он стал диктором и комментатором.
   В мае 1943 года состоялось совещание руководителей всех компартий в Куйбышеве. После этого совещания в газете «Правда» было опубликовано официальное коммюнике, в котором сообщалось, что на заседании исполкома принято решение о роспуске Коминтерна. В нём указывалось две причины самороспуска. Первая — компартии достигли политической зрелости и могут обходиться без политического и централизованного управления. Вторая — условия настолько изменились, что каждая партия должна выбрать тактику и стратегию, принимая во внимание свои национальные интересы. Многие люди понимали, что принятие решения о самороспуске продиктовано желанием выбить из рук политических противников главный аргумент — компартии работают по указке Москвы. Все члены Коминтерна страдали от этого. Возможно, потому, что это очень похоже было на правду... Но была и ещё одна очень важная причина. Наши союзники считали Коминтерн террористической организацией. Американский президент писал Сталину, что его народ не поймёт подписания пакта о дружбе с государством, которое имеет на своей территории такой центр подрывной деятельности, каким в его глазах являлся Коминтерн. Рузвельта в этом горячо поддерживал Черчилль.
   На собрании в Куйбышеве американская делегация выступила с инициативой о роспуске Коминтерна. Предложение американцев было принято без обсуждений после доклада Георгия Димитрова и короткой речи Дмитрия Мануильского. С этого момента Коминтерн прекратил своё существование. Но битва с фашизмом на этом не закончилась. Коминтерновцы уезжали с гостеприимной башкирской земли навстречу новым боям.
   В сложных условиях войны партийно-государственные структуры БАССР создали приемлемые условия для работы и проживания эвакуированным коминтерновцам. Республиканские власти обеспечивали их не только жильём, но и топливом, энергией, питанием, одеждой, связью с оккупированными странами, медицинским обслуживанием10 .
   Несмотря на то, что в целом война, как особое состояние общества, носила, несомненно, отрицательный характер, она в то же время способствовала наиболее тесному общению миллионов людей различных национальностей, возрастов и профессий, придерживавшихся разных взглядов и вероисповеданий11 . В настоящее время, когда переосмысливаются итоги войны, открываются новые страницы военной истории, особую значимость приобретает краеведческая работа. Она позволяет нам проследить связь истории регионов с историей всей страны.

Примечания

1 «Коммунистический Интернационал». М.1969, с. 403.
2 Там же, с. 505, 506.
3 Синенко С.Г. Глубокий тыл. Уфа, 2005, с. 122.
4 «Коммунистический Интернационал». М. 1969, с. 510.
5 Синенко С.Г. Указ. соч., с. 125.
6 «Георгий Димитров». М. 1973, с. 184.
7 «Авангард» от 14 апреля 2005 г.
8 По сведениям Мансурова Р.Н., директора Кушнаренковского историко-краеведческого музея, который собрал значительный материал о деятельности Коминтерна и его подразделений в 1941—1943гг.
9 Узиков Ю.А. Гвардейцы планеты. Уфа, 1978, с. 90, 91.
10 Синенко С.Г. Указ. соч., с. 130, 131.
11 Бикмеев М.А. Исторический опыт военно-организационной и мобилизационной работы Башкирской АССР периода Второй мировой войны. Уфа, 2005 с. 240.

Виталий Полосин


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018