Дочь степи

   Оперное искусство, в моем представлении, — искусство элитарное, аристократическое. Один из самых древних музыкальных жанров — сладкоголосые певцы услаждали слух еще римских патрициев. У нас в республике опера как самостоятельный жанр начал формироваться только в 40-е годы ХХ века. В своем становлении башкирская опера опиралась на народное музыкальное творчество, традиции русской классической музыки и опыт современного искусства.
   Что любопытно, многие наши оперные певцы, чьи имена вошли в сокровищницу башкирского музыкального искусства, как принято говорить, вышли из народа. Голоса, которыми одарила их природа, взращены в народной среде, подпитаны живительной влагой духовного родника башкирского фольклора.
   …В маленькой деревушке Айюли Хайбуллинского района в семье Таулыкаевых родился шестой ребенок. Девочку назвали Зайтуной. Выпала ей сиротская доля. Отца — Сабира Таулыкаева — вскоре после ее рождения убили. Но остался после него сад, который односельчане называли ”Сад муллы”. Не был Сабир Таулыкаев религиозным служителем, но за грамотность, стремление к знаниям (отец Зайтуны добивался строительства школы в деревне), уважали его земляки. Его желание сделать мир светлее и чище выразилось и в том, что в степи, где растут одни чахлые кусты у подножия холмов, он высадил деревья, тем самым оставив о себе добрую память. Отец завещал матери, чтобы все его дети получили образование. Он, видимо, предчувствовал свою раннюю гибель и просил свою жену Ситдику, если с ним что-нибудь случится, выходить замуж за его родного брата. Сабир понимал, что одна она не поднимет шестерых детей.
   Мама — терпеливая, мудрая, работящая женщина — никогда не сидела сложа руки. Зайтуна навсегда запомнила вкус и запах маминого хлеба. Чтобы не умереть с голоду, мама, оставив на попечение старшей дочери Зайтуну, тогда еще грудного ребенка, уходила на заработки в город. Со вторым мужем прожила недолго — началась Великая Отечественная война и он ушел на фронт, где вскоре погиб. В этом браке родились еще двое детей.
   В голодные военные годы осталась Ситдика апай с восьмерыми ребятишками на руках. Были и такие “доброжелатели”, кто советовал избавиться от детей, оставив их в лесу. Семья выжила. Старшая дочь Сажида закончила пед училище. Она опекала всех своих братьев и сестер. Благодаря ей Зайтуну и ее сестру Сурию направили на учебу в школу-интернат в Уфу.
   Тяжело давались знания в городской школе деревенской девочке, не знавшей русского языка. Глотая слезы, семиклассница Зайтуна заставляла себя заниматься самостоятельно, чтобы восполнить пробелы в своем образовании. Ведь в предыдущие годы по семейным обстоятельствам ей не часто приходилось посещать школу. Она присматривала за детьми старшей сестры, в чьей семье жила в детские годы.
   В школе-интернате Зайтуна начала заниматься в кружке народных инструментов. Семья у них была музыкальная, старшие братья и сестры играли на мандолине, кубызе, пели, и одаренная девочка легко овладела нотной грамотой. В ней укрепилось желание стать актрисой. Высокой, красивой, талантливой девушке все прочили артистическую карьеру. Поэтому, когда весной 1954 года в Уфу приехала приемная комиссия из ГИТИСа, Зайтуна решилась пойти на собеседование. В полуподвальном помещении Башкирского театра оперы и балета кандидаты в артисты читали басни, стихи, прозу на башкирском языке. Счастливчикам, прошедшим конкурсный отбор, дали направление на учебу. К своему удивлению и неописуемой радости, среди них оказалась и Зайтуна.
   Окрыленная открывающимися перед ней перспективами и полная надежд на будущее, девушка пришла в школу-интернат за документами. Выпускные экзамены были позади. В аттестате Зайтуны Таулыкаевой стояли одни хорошие отметки, и руководство школы, не советуясь с выпускницей, направило ее документы в Куйбышевский планово-экономический институт. Пришлось Зайтуне ехать вместо Москвы в Куйбышев. Но город девушке не понравился, не прельщала и учеба в институте. И она поехала домой, в Хайбуллинский район. Пожила в семье брата. Он был учителем физики в школе и заочно учился в институте. По просьбе брата она вела его уроки, пока тот сдавал сессию. Но не находила себе места, все казалось, не ее это призвание.
   Непросто в юные годы понять — где искать приложение своим способностям и знаниям. Многие молодые мечутся в поисках своего места под солнцем, совершая ошибки, теряя драгоценное время. И Зайтуна не избежала этой участи; ко всему прочему, ей никто не мог помочь материально. Мать с младшими детьми сама жила на иждивении старших дочерей. А чтобы учиться дальше, Зайтуне нужны были деньги. И тогда, по совету своей учительницы, она отнесла документы в Салаватское техническое училище, где учащиеся находились на полном гособеспечении. Параллельно с учебой в училище Зайтуна заочно училась в машиностроительном институте. Но де вушка очень быстро разочаровалась в своем выборе. После училища ее направили на завод, к станку. Отдушиной от тяжелой работы стала художественная самодеятельность, где Зайтуна с удовольствием пела и плясала. Заводской мастер ей говорил: “Ну какой из тебя токарь?! Тебе в артистки надо идти”.
   Мятущаяся душа девушки не знала покоя. Она уже готова была ехать на комсомольскую стройку, как было модно в те годы, романтика дальних дорог влекла ее, но отговорила сестра — студентка мединститута, заявив: “с твоим слабым здоровьем там делать нечего”.
   Вновь Зайтуна оказалась на перепутье. Она бросила заочный институт, окончательно убедившись, что не быть ей инженером. Лишь поступив в Стерлитамакское культпросветучилище и окунувшись в мир музыки, снова пришла к убеждению, что ее место — в искусстве. Через полтора года с дипломом культработника она вернулась в свою школу-интернат. Бывшей выпускнице были рады, выделили комнату. Зайтуна тоже радовалась — она занималась любимым делом: учила детей петь и за это еще получала зарплату. И поэтому, когда ее однажды вызвали в Министерство культуры и предложили поступать в консерваторию, на выбор: в Москву или Алма-Ату, девушка отказалась. Ей не хотелось терять свою зарплату и комнату. Но судьба дала ей еще один шанс. В те годы республика готовила национальные кадры для культуры. И с этой целью комиссии ездили по районам Башкортостана, выискивая самородков из народа. Многие молодые таланты смогли раскрыться именно благодаря вниманию и материальной поддержке государства. Зайтуна Сабировна благодарна всем, кто с большим вниманием отнесся к девочке из дальнего района, поддержал ее стремление к искусству. Разве сможет она забыть воспитательницу интерната Кариму апай Ибрагимову, которая восхищалась ее пением и советовала учиться дальше.
   И вот в составе молодежи, отобранной для прослушивания в консерваторию, Зайтуна оказалась в Свердловске. Ее голос компетентная комиссия одобрила: такой диапазон в две с половиной октавы не часто встречается в природе. Но девушку подвело отсутствие музыкального образования. Ей дали рекомендательное письмо директору Уфимского музучилища и направили домой.
   Зайтуна легко поступила в музыкальное училище. Ее педагогом по вокалу вначале была Миляуша Муртазина, в то время только начинавшая педагогическую деятельность. Она настояла, чтобы Зайтуна оставила свою работу в школе-интернате. Тяжело было жить на мизерную стипендию в 14 рублей. Вокалисту нужно хорошо питаться, чтобы быть в форме. К тому же молодой девушке хотелось и приодеться, но денег на все катастрофически не хватало. Подруги и соседки по комнате в общежитии как могли помогали друг другу, питаясь вскладчину и по очереди надевая капроновые чулки на концертах. В конце учебы Зайтуна тяжело заболела и три месяца провела на больничной койке. Из-за проблем со здоровьем она не поехала поступать в консерваторию в Свердловск после окончания музучилища, как планировала ранее. Ее распределили в хор при Башкирском государственном театре оперы и балета. Затем, по приказу Министерства культуры Башкортостана, определили солисткой в Башкирскую государственную филармонию, где она проработала несколько месяцев. Работа в филармонии была связана с постоянным гастролями по районам и городам республики. Зрители всегда хорошо встречали их концертную бригаду. А коллеги часто говорили молодой певице, что с таким красивым и сильным голосом ее ждет большое будущее и ей надо развивать свой талант. От судьбы, как гласит народная пословица, не уйдешь. И через какое-то время дороги вновь привели Зайтуну к дверям Уральской консерватории имени Мусоргского. Здесь ее определили в класс педагога по вокалу Нины Ивановны Уткиной, у которой учились многие певцы из Башкортостана. Впоследствии, с открытием Уфимского института искусств, Нина Ивановна переехала работать в Уфу. Зайтуна Сабировна с большой теплотой и благодарностью вспоминает своего педагога по вокалу. Ее, скромную и застенчивую деревенскую девушку из Башкирии, Нина Ивановна по-матерински опекала, заботилась о своей подопечной, давая профессиональные и житейские советы. При распределении по окончании консерватории у Зайтуны было немало предложений из разных городов, она могла остаться и в Свердловске, но по совету Нины Ивановны вернулась в Уфу. Театр оперы и балета выделил ей двухкомнатную квартиру. К тому времени Зайтуна была замужем, в 1967 году у нее родился сын.
   Началась ее сценическая деятельность в стенах Башкирского государственного театра оперы и балета, в котором Зайтуна Газизова проработала 27 лет до выхода на пенсию. Утром — репетиции, вечером — спектакли. Квартира находилась в микрорайоне Тужиловка, куда общественный транспорт ходил редко, и добираться до работы было нелегко. А на руках — маленький ребенок, которого Зайтуна Сабировна с пяти лет растила одна. Семья ее распалась. Молодая женщина с детства привыкла преоделевать трудности. Воспитанная в строгости и бедности, неизбалованная людским вниманием и заботой, Зайтуна могла надеяться только на себя и на свои силы. И она старалась. Бралась за любую роль, которую предлагали, благо широкий диапозон голоса позволял ей петь и высокие, и низкие партии. Пришлось пренебречь советом Нины Ивановны петь только партии для меццо-сопрано. В опере “Евгений Онегин” Зайтуне предложили роль Ольги и она пела низким голосом. В “Пиковой даме” ей посчастливилось петь вместе с народной артисткой СССР Тамарой Милашкиной из Большого театра, приглашенной исполнять партию Лизы. Зайтуне было очень приятно услышать лестный отзыв от столь знаменитой оперной певицы, которая подчеркнула природные возможности ее голоса, позволяющие Газизовой петь разные партии: Полину и Графиню.
   Оперная карьера Зайтуны Газизовой начиналась очень хорошо. За роль Хаят в опере “Дауыл” Р.Муртазина (это была ее дипломная работа) Зайтуна получила диплом на фестивале оперных спектаклей в Уфе. Успешно прошли ее первые гастроли. На сцене Омского оперного театра они исполнили оперу “Пиковая дама”, в которой Зайтуне досталась роль Полины. Надолго запомнились ей также гастроли в Волгограде. В тот раз ее срочно вызвали из Уфы, чтобы исполнить партию принцессы Эболи в опере “Дон Карлос”. Лишь оказавшись на месте, Зайтуна узнала, что спектакль будут снимать для местного телевидения. И так получилось, что без всяких репетиций, с незнакомым дирижером, ей пришлось на свой страх и риск выйти на сцену и спеть. Выступление труппы БГТОиБ в Волгограде получило хорошие отзывы, так Зайтуна Газизова спасла репутацию своего театра. Спустя некоторое время театральный критик Амина Аралбаева, путешествовавшая на теплоходе по Волге, увидела телетрансляцию оперы “Дон Карлос”. И при встрече с Зайтуной Сабировной в Уфе высказала ей свое восхищение и гордость за башкирских артистов.
   Роль принцессы Эболи в опере “Дон Карлос” стала для Зайтуны Газизовой звездной, вершиной ее творчества. В ней она смогла раскрыть все возможности своего голоса. Она очень долго и тщательно готовила эту партию. И всех удивила прекрасным исполнением роли принцессы. Все ее достоинства — голос, внешность — играли на воплощение образа. Зрители устроили ей овацию, музыкальные критики дали восторженные отзывы в прессе. После этой роли Зайтуне Сабировне присвоили звание заслуженной артистки БАССР.
Она благодарна белорусскому дирижеру, народному артисту СССР Ярославу Антоновичу Вощаку, который высоко оценил ее голосовые возможности и поддержал певицу. В карьере любого артиста очень важно, чтобы на его пути встретился профессионал, который помог бы раскрыться таланту. Для актера — это режиссер, для певца — композитор, а для оперного певца — дирижер. К сожалению, Зайтуне Газизовой не очень повезло: ее уникальный голос, трогающий до глубины души, не был полностью реализован. Но она с удовольствием вспоминает свою работу с ведущими знаменитыми дирижерами страны: Р.Мартыновым, В.Руттером, И.Лапиньшем. Из режиссеров оставили след в ее памяти народный артист СССР Р.Тихомиров, поставивший оперу “Послы Урала”, заслуженный артист РСФСР Н.Савинов (“Сказка о царе Салтане”), В.Молчанов (“Дон Карлос”). C волнением она раccказывает, вновь переживая cчаcтливые моменты cовмеcтного творчеcтва, о знаменитых оперных певцах Булате Минжилкиеве, Борисе Штоколове, Тамаре Милашкиной, Галине Калининой, Александре Ведерникове.
   В годы “железного занавеcа”, когда о заграничных гаcтролях не приходилоcь и мечтать, турне по российским городам — самые яркие эпизоды из творческой биографии Зайтуны Газизовой. Все города, в которых ей привелось побывать вместе с труппой БГТОиБ, она отлично помнит: Омск, Курган, Ульяновск, Орел, Владимир, Суздаль, Ставрополь, Грозный, Ленинград. В Ленинграде Зайтуна Сабировна, наряду с другими артистами труппы, записала свою первую грампластинку. Курган запомнился встречей с знаменитым хирургом Илизаровым, экскурсией по его институту. В Ульяновске артисты посетили ленинские места, оставившие неизгладимые впечатления в памяти людей, веривших в идеалы коммунизма и обожествлявших вождя мирового пролетариата.
   Везде вместе с мамой ездил и сын Марат. Детство его проходило за кулисами театра. И первый “трудовой дебют”, как он гордо называет свое выступление в массовых сценах, состоялся на гастролях во Владимире и Орле. С малых лет слушая классику, лично знакомый со многими корифеями башкирской национальной оперы, Марат неплохо разбирается в музыке. Но профессию себе выбрал далекую от музыкального искусства. По специальности он — историк. Зайтуна Сабировна всегда гордилась сыном: школу закончил с золотой медалью, Башкирский государственный университет — с красным дипломом, поступил в аспирантуру Академии наук РБ, через год его направили в Анкарский международный технический университет учиться по специальности “управление государством”. Диссертацию Марат защитил на английском языке и посвятил матери. Ныне Марат Асхатович работает начальником информационно-аналитического отдела Администрации города Уфы. У него своя семья, в которой растет сын Айбулат.
   Марат очень привязан к матери, для которой он — главная опора в жизни.
— Мы всегда вдвоем преодолевали трудности, которых немало выпало на долю моей мамы, — говорит он. — Несмотря на то, что жили мы небогато, у меня всегда было все необходимое. Мама старалась, чтобы я ни в чем не был обделен. Я восхищаюсь ее человеколюбием, душевным и духовным богатством. Она всегда о ком-нибудь заботилась и заботится, ее сердечной теплоты хватает на всех. У меня много двоюродных, троюродных братьев и сестер, племянников — и для них всегда открыты двери нашего гостеприимного дома. В свое время маме очень не хватало поддержки, теплоты и внимания со стороны, и она понимает, как тяжело жить без этого.
   Я также очень высоко ценю ее талант. Когда слушаю мамины записи, прихожу к выводу — таких голосов сейчас нет. Она великолепно поет башкирские народные песни. Поражаюсь ее профессионализму. У каждой профессии есть свои парадная и непарадная стороны. Профессионал от многого должен отказываться ради своей профессии. Мама и сейчас является наставником молодых артистов. С ней советуются, просят помощи. Она могла бы стать хорошим педагогом по вокалу. Мои друзья и одноклассники до сих пор вспоминают, как мама выступала у нас в школе, рассказывала о театре и своей работе.
   Зайтуну Сабировну часто приглашали выступать и перед учащимися школы-интерната (ныне БРГИ № 1 им Р.Гарипова), в котором она получила образование и путевку в жизнь. Многим своим питомцам это учебное заведение открыло широкие возможности. Кто-то смог ими воспользоваться, кто-то — нет. Зайтуна Сабировна не сетует на судьбу. Она исполнила наказ своего отца — получила, как бы трудно ей не пришлось, достойное образование. Нашла, пусть и не сразу, свое призвание, реализовала себя в любимой профессии. Вырастила прекрасного сына, помогает растить внука, в котором души не чает. И внук Айбулат гордится своей бабушкой — оперной певицей.
   “Секрет счастья в том, чтобы видеть все, чем чуден и славен мир, и никогда при этом не забывать о двух каплях масла в чайной ложке” (Пауло Коэльо, “Алхимик”). В нашем сложном и многообразном мире, с его неисчерпаемыми возможностями и перспективами, важно не упустить свой шанс, стремиться к осуществлению заветных желаний, но при этом не терять чувства собственного достоинства и не изменять своим принципам.

Эльвира Халикова


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018