Особенности становления и развития информационного пространства России и Башкортостана в условиях трансфор мации общества

Проблему построения в России информационного общества многие исследователи связывают с наличием эффективного информационного пространства. "Информационное пространство, утверждает, к примеру, В.В.Кихтан, является основой социально-экономического, политического и культурного развития и обеспечения безопасности России"[1]. Другой исследователь значимость осмысления всех аспектов становления информационного общества в России видит в том, что "единое информационное пространство уже признается обязательным компонентом государственности"[2]. По мнению А.А.Чичановского, широкая информационность "немыслима без единого информационного пространства, свободного, сбалансированного потока информации по горизонтали и вертикали, а следовательно, и доступа к этой информации, участия населения в общей системе связи общества"[3].
Таким образом, в исследовательской литературе по проблемам информационного общества, социальной информации, средств массовой информации, журналистики широко используется такое понятие, как "информационное пространство". Однако при рассмотрении содержания данного понятия возникают определенные трудности в силу его различных толкований.
Следует отметить, что на сегодняшний день не существует общепринятого определения  "информационное пространство". Оно употребляется как изначальное данное, привычное, известное, очевидное, что, на наш взгляд, ограничивает возможности исследователей научного осмысления тех процессов, которые происходили в России в период трансформации общества в сфере средств массовой информации, а также ограничивает возможность прогнозирования тенденций развития в этой важной области человеческой деятельности. Данный термин употребляется чаще всего практиками, каждый из которых вкладывает в него свое содержание без научного осмысления происходящих в нем процессов. Очевидно, что в данном случае следует исходить из общепринятого,  фундаментального определения важнейшей философской категории, каким является "социальное пространство". Согласно словарю "Социальная философия", социальное пространство "представляет движение человеческого бытия в виде определенной координации людей, их действий и предметных условий, средств и результатов их жизненного процесса, в формах их непосредственно совместных взаимодействий"[4]. Ссылка на информационное пространство свидетельствует о попытке установить фундаментальную и одновременно элементарную структуру для осуществления конкретного вида человеческой деятельности. Поэтому есть основания говорить об информационном пространстве не как об отдельном пространстве, а как о грани социального пространства, где информация обеспечивает воспроизводимость и внутреннюю связность общества.
Однако не всякая информация может служить основой структуры информационного пространства. Вполне очевидно, что речь в данном случае идет о социальной информации в отличие от статистической, семантической, комбинаторной и др., так как именно социальная информация непосредственно связана с вопросом осмысления и интерпретации доставляемых сведений и сообщений, с пониманием того, что в них заключено. Поэтому социальную информацию правомерно определить как "общественно значимое содержание всех связей и отношений человека с окружающим миром"[5].
Вполне очевидно, что социальная информация, какое бы важное содержание она в себе не несла, сама по себе не имеет социального значения, если не будет доведена до потребителя. Поэтому средства доставки этой информации, способы и возможности ее добывания являются важнейшей характеристикой информационного пространства.
Таким образом, можно констатировать, что само понятие "информационное пространство" имеет право на жизнь и его следует рассматривать как грань более широкого и фундаментального понятия "социальное пространство". Главными компонентами информационного пространства выступают социальная информация, средства добывания и доставки этой информации до потребителя, а также от   потребителя до источника информации, т. е. речь в данном случае идет об обратной связи.
Исходя из этих теоретических посылок, попытаемся дать определение понятию "информационное пространство". На наш взгляд, информационное пространство это грань социального пространства, в котором общество с помощью социальной информации, а также средств добывания и доставки этой информации координирует движение человеческого бытия с целью достижения определенных целей и задач. Такое определение дает, на наш взгляд, методологическую основу рассмотрения таких довольно часто употребляемых положений, как структура, эффективность информационного пространства, правомерность его градации на региональные, использования термина "мировое информационное пространство", а также рассмотрения   проблем вхождения регионального пространства в мировое и т.д.
Структура информационного пространства представляет собой сосуществование различных объектов производства, доставки до потребителя социальной информации и защиты ее от каких-либо посягательств, подрывающих безопасность государства. Отсюда важнейшими компонентами структуры информационного пространства являются:
система средств массовой информации;
территориально распределенные государственные и корпоративные компьютерные сети, телекоммуникационные сети, а также средства коммутации и управления информационными потоками;
система обеспечения информационной защиты;
система информационного законодательства;
система взаимодействия информационных пространств различного уровня.
Коротко рассмотрим основные характеристики каждой из компонентов структуры информационного пространства. Не случайно на первое место мы ставим средства массовой информации это "специальные каналы и передатчики,  благодаря которым происходит распространение информационных сообщений на большие территории"[6]. Благодаря наличию технических средств, обеспечивающих регулярность и тиражированность информации, социальной значимости информации, массовости аудиторий, многоканальности и вариативности выбора, средства массовой информации являются главным компонентом всей общественной жизни, основой информационной сферы общества, или информационного пространства.
Такая постановка вопроса нам представляется оправданной, поскольку становление информационного общества автор не рассматривает с позиции только доминирования технократических подходов, сводящих решение проблемы лишь к повсеместному распространению информационных и телекоммуникационных технологий. Такой подход не позволяет увидеть главную цель любого общественного развития расширение прав, свобод, возможностей человека. В этой связи на передний план выдвигается анализ места и роли человека в новых структурах и отношениях, формируемых в процессе становления информационного общества.
В частности, необходимо иметь в виду не только плюсы информационного общества, о которых сейчас много говорят, но и вновь возникающие проблемы. Потеря социальной ориентации технологического развития легко может привести к неожиданным эффектам, например, усилению контроля над личностью, еще большей манипуляции индивидуальным и массовым сознанием, дополнительным разделением общества на имеющих доступ к информации, владеющих компьютерной грамотностью, умеющих работать в новом информационном окружении и не обладающих этими теперь уже жизненно необходимыми навыками. С учетом этих факторов необходимо не только сделать должный акцент на место и роль человека в информационном обществе, но и определить механизмы защиты уже завоеванных прав и свобод человека и формы их дальнейшего развития. При таком подходе современные средства массовой информации, складывающийся характер целенаправленности социальной   информации, формирующаяся система СМИ остаются основным объектом научного осмысления переживаемой социальной трансформации, определяемой как становление информационного общества.
С этой точки зрения остальные составляющие структуры информационного пространства различные телекоммуникационные сети, а также средства коммутации и управления информационными потоками, системы обеспечения информационной защиты и информационного законодательства следует рассматривать как качественные характеристики этого пространства.
Итак, информационное пространство нами рассматривается с точки зрения хранимой и циркулирующей в ней социальной информации. В данном случае информационное пространство выступает в качестве объекта и одновременно средства  целенаправленной деятельности субъекта,  причем,  характер, эффективность информационного пространства прежде всего зависят от источника и приемника, формируются и функционируют в зависимости от их собственной природы. Следует подчеркнуть, что информационное пространство имеет строгую привязку к объекту. Более того, информационное пространство создается объектами (людьми и социальными институтами), отражая не только их природу, их внутреннее содержание, но и интересы, и личностные установки, и цели деятельности.
Главный объект информационного пространства средства массовой информации, которые создают массовое информационное взаимодействие в обществе. И это массовое взаимодействие в обществе создается печатью, телевидением, радиовещанием, Интернет-СМИ.
Если первые три составляющие не вызывают у исследователей возражения по поводу отнесения их к средствам массовой информации, то в отношении Интернета у отечественных авторов существуют по крайней мере две противоположные точки зрения. Одни признают Интернет как средство массовой информации. Кстати, заметим, что на Западе проблем с признанием Интернета как СМИ не было. Признание произошло практически сразу, как только Интернет перестал быть вещью для избранных и начал становиться массовым, т. е. начиная с 1995-1996 годов.
Другие же, как В.В.Кихтан, считают, что нельзя однозначно назвать Интернет средством массовой информации, "потому что само средство передачи информации и сама массовость не определяются точно и должны пересматриваться каждый раз в зависимости от ситуации"[1]. Да, можно согласиться с автором в том, что Интернет как коммуникационная модель не всегда имеет направленность на массовую аудиторию. Однако в том случае, когда Интернет содержит в себе такую направленность, он и называет себя не иначе как Интернет-СМИ. Поэтому, на наш взгляд, вполне оправдано относить  Интернет к средствам массовой информации, причем рассматривать как многогранное СМИ, содержащее в себе много видов коммуникаций.
Крайне важно определить принципы построения и функционирования информационного пространства. На наш взгляд, эти принципы можно определить следующим образом:
1. Данное пространство существует для отражения бытия объективной реальности;
2. Циркулируемая в нем социальная информация имеет еще и свойство сохранять это пространство неизменно в таком состоянии неопределенно долгое время в силу инерционности отражения объективной реальности;
3. Информационное пространство обеспечивает специфический тип существования и развития отражающих субъектов и их сообществ.
Построенное на этих принципах информационное пространство имеет особую природу, позволяющую считать его атрибутом социума, необходимым для постоянной (ретроспективной и перспективной) трансляции актуальных сведений социокультурного порядка. Благодаря этому пространству, у субъекта или сообщества появляется возможность активной адаптации к окружающей действительности. Таким образом, информационное пространство выступает в качестве основы коммуникативных взаимодействий между людьми, где социальная информация с помощью средств массовой информации передается от одного субъекта к другому, от одного сообщества к другому.
Такой вывод вытекает из свойств средств массовой информации, каковыми являются:
массовость;
тиражируемость;
периодичность;
использование постоянно пополняемых информационных ресурсов;
выполнение СМИ функций сбора первичной информации;
применение современных информационных технологий и средств телекоммуникаций.
Именно эти особенности делают СМИ важнейшим социальным институтом и системообразующим фактором информационного пространства. Сформировавшаяся или формируемая система средств массовой информации определяет  количественные  и  качественные  черты  информационного пространства. Именно исходя из этого посыла можно говорить, что сегодня единой медиасистемы в рамках России не существует. Система СМИ Москвы не похожа на медиасистему областных центров Урала или Сибири, отличается от ситуации в Санкт-Петербурге. Поэтому есть основания говорить о региональных информационных пространствах, имеющих отличительные признаки и обладающих определенным своеобразием.
Начало регионализации информационного пространства России исследователи определяют с 90-х годов XX века. В частности, такое утверждение находим у авторов учебного пособия "Средства массовой информации постсоветской России" Я.М.Засурского, Е.Л.Варгановой, И.И.Засурского, А.А.Раскина, А.Г.Рихтера [7]. Однако, на наш взгляд, такое утверждение не совсем оправдано. Еще в советское время существовали определенные отличия региональных информационных пространств от общесоветского. Такой подход обусловлен сочетанием в информационном пространстве двух противоположных тенденций. С одной стороны, процессы глобализации приводят к унификации массовой информации, а вместе с ним и носителей этой информации, т.е. средств массовой информации.
С другой стороны, есть противоположная тенденция диверсификация информации по региональным или содержательным признакам. В качестве главного регионального признака следует принять право того или иного народа развивать свою культуру, сохранять язык, формировать чувство духовного единства. Именно потребность национальных республик в решении вышеуказанных задач формировали несколько отличающуюся систему средств массовой информации, которая выражалась в создании газет и журналов, передач телевидения и радио на национальных языках. Однако эти отличительные признаки не были столь существенными, чтобы можно было говорить о выделении какого-либо регионального информационного пространства от обще советского. Оно имело такую же систему внутреннего соподчинения составляющих ее частей, было вертикально и горизонтально интегрировано вокруг коммунистической партии и ее исполнительных аппаратов всех уровней. Один народ, одна партия, одна идеология, одни медиа приблизительно так можно охарактеризовать формальное единство системы СМИ советского общества. Советская система СМИ, выполняя общую задачу системы как таковой, т.е. обеспечение информационной связи внутри различных видов социальной деятельности и между ними, причем не на уровне общения индивидов и пространственно не рассредоточенных групп, а именно как социально значимое информационное взаимодействие между личностями, внутри различных групп, социумов, общества в целом [8], имела следующие характерные признаки:
жесткое разделение прессы и вещательных организаций (отсутствие концентрации медиаресурсов в западном понимании);
подчиненность СМИ центральному партийному и государственному -идеологическому контролю;
центральное место газет и журналов в системе идеологической работы;
наличие централизованной (нерыночной) медиаэкономики, в которой роль коммерческой рекламы была сведена практически к нулю.
С точки зрения социально-исторического анализа информационного пространства в советском обществе можно сделать вывод о том, что в течение длительного времени командно-административная система проводила активную, постоянную работу по селекции, подавлению или развитию тех или иных массовых информационных интересов в пределах, естественно, возможностей данной   системы.   Информационное   пространство   характеризовалось государственно-идеологической автаркией, регулированием на всех уровнях общественной, групповой и личной жизни, где способ организации и функционирования периодических изданий выступал важным компонентом.
В свою очередь, в основе данного способа лежали сверхцентрализованное регулирование, обеспечение через СМИ по преимуществу управленческих задач,   унификация   массовой информации   в   духе   политического, идеологического и духовного единообразия, а также централизация СМИ, что приводило к одностороннему сверху вниз обмену информацией между центральными и региональными СМИ. Однако с начала 90-х годов XX века, в период трансформации российского общества, происходят кардинальные изменения в системе средств массовой информации. На место вертикальноиерархической приходит горизонтальная, или сетевая конфигурация системы СМИ, в которой доминируют региональные печать, телевидение и радио. Произошло крушение советской медиапирамиды. Именно в это время происходит формирование региональных информационных пространств, часто просто изолированных друг от друга.
Главная причина регионализации информационного пространства России нам видится в особенностях становления рыночной экономики. Применительно к системе СМИ речь следует вести о введении рекламы в каждодневную практику российских средств массовой информации, о превращении СМИ в отрасль экономики. Однако неравномерность развития экономики в регионах, степень финансовой стабильности, различия в уровне жизни ускорили процесс регионализации некогда единого информационного пространства.
Становление и развитие информационного пространства Республики Башкортостан обусловлено тремя основными причинами:
национальными;
экономическими;
политическими.
Национальные причины видятся в том, что в начале 90-х годов прошлого века происходит всплеск национального самосознания, выразившийся, в частности, в появлении различных общественных движений и партий, "эксплуатировавших" главным образом идеи суверенитета, национального возрождения, развития языка и культуры. Естественное стремление к консолидации своих сторонников они стремились осуществлять через учреждение газет, которых появилось тогда не менее десяти и которые уже самим существованием и провозглашенными целями определяли своеобразие информационного пространства республики.
Экономические причины обусловлены неразвитостью рыночных механизмов функционирования СМИ, прежде всего рынка рекламы. Поэтому периодическое издание не могло быть в те годы использовано как коммерческое предприятие, цель которого получение прибыли через рекламу. При такой модели формирования информационного пространства средства массовой информации играют двоякую роль. С одной стороны, они непосредственно создают прибавочную стоимость, будучи субъектами производства и обмена товаров в своей отрасли. С другой стороны, они косвенно участвуют в создании прибавочной стоимости в других отраслях через рекламу в их интересах.
Становление информационного пространства республики определялось в те годы исключительно политическими причинами, главная из которых сохранение исторически сложившейся системы средств массовой информации как культурного достояния народов Республики Башкортостан. Поэтому именно в те годы началось создание, а в других случаях возрождение республиканских газет на чувашском, марийском, удмуртском языках, перевод дубляжных районных газет в самостоятельные, появление в крупных городах Башкортостана местных газет прежде всего на башкирском языке, а также межрайонных изданий. Эти газеты и журналы, выпускающиеся на национальных языках в одном районе, городе наряду с газетой на русском языке, в качестве главной своей задачи избрали сохранение и развитие языка, традиций и обычаев народа. Это особый тип издания,  по  своим типологическим признакам отличающийся от традиционных общественно-политических местных газет. Эти особые издания мы определяем как местная печать на национальном языке. В силу своей специфики малотиражные и, как следствие, непривлекательные для рекламодателей для функционирования они нуждались в финансовой поддержке, которую нашли в лице государства. Таким образом, на становление и развитие информационного пространства Республики   Башкортостан  решающее   влияние   оказали  особенности национального состава общества и накопившиеся за годы советской власти проблемы межнациональных отношений, получившие возможность своего решения в период демократизации общества.
Информационное пространство республики в своем развитии прошло три периода, каждый из которых имеет свои особенности:
I период с конца 80-х годов и до 1992 года прошлого столетия, который нами определяется как "романтический". Этот период характеризуется использованием появившихся политических и юридических возможностей для беспрепятственного создания и распространения неограниченного количества периодических изданий;
II период с 1992 по 1996 год, определяемый как политический, т. к. сложившаяся за предыдущие десятилетия и сохранившаяся в период трансформации государственного устройства система средств массовой информации республики использовалась прежде всего как инструмент политического влияния на общество;
III период начался с 1996 года и продолжается по сегодняшний день. В нашей периодизации он носит название смешанного, т. к. характеризуется постепенным переходом от политической модели финансирования СМИ к экономической, тем самым происходит сближение по основным параметрам информационного пространства Республики Башкортостан с информационным пространством России: рынок рекламы, прогнозируемая инфляция, протекционистская политика государства в отношении СМИ в виде налоговых и таможенных льгот.
Как уже отмечалось выше, именно многонациональный состав Башкортостана, разработка и осуществление властными структурами политики толерантности в сфере межнациональных отношений определили особенности формирования и функционирования информационного пространства Республики Башкортостан, которое имеет следующие характеристики:
отчетливое перенесение центра тяжести читательских предпочтений с общенационального на местный уровень, что подтверждается данными о количестве и совокупном тираже региональных изданий;
использование средств массовой информации как инструмент политического влияния на общество, авторитарная модель журналистики;
разработка и внедрение системы государственной поддержки местных средств массовой информации, которые в свою очередь используют полученные деньги на отработку определенной политической линии.
Основой   информационного   пространства   республики   являются государственные средства массовой информации, подконтрольные местным властям. Поэтому в данном информационном пространстве главную роль играет государство, которое стремится к консолидации контролируемых средств массовой информации через укрепление вертикали управления в республике, к недопущению неограниченной конкуренции СМИ.
Последнее   обстоятельство   опять-таки   диктовалось   особенностями национального состава республики, исходило из того, что рыночная концепция свободы печати препятствует ее осуществлению определенным группам граждан, особенно представителям национальных меньшинств, преследовало решение трех основных задач:
максимально содействовать свободе выбора граждан на информационном рынке. Поскольку выход на рынок информации стоит немалых денег, то войти в него или получить интересующую его информацию могут те, кто располагает необходимыми средствами;
не допустить большого разрыва между теми, кто из-за размера финансовых средств обеспечен (относительно) разнообразной информацией и кто в силу этой же причины испытывает информационный голод;
ограничить коммерциализацию местной прессы прежде всего за счет рекламы, так как она в основном работает на пользу рекламодателей и бизнеса в целом, но в ущерб интересам большинства граждан. Реклама, как известно, сокращает  количество материалов,   передач,   отражающих "интересы меньшинств",  статей  и программ,  новаторских  в  эстетическом  и интеллектуальном плане.
Конечно, информационное пространство республики не могло долго находиться в состоянии автаркии, оставаться обособленной от процессов, происходивших   на территории России в области СМИ. Прежде всего в крупных промышленных центрах страны происходит включение большей части СМИ в систему рыночных отношений и усиление товарных качеств журналистской информации и самих изданий. Экономическая сторона деятельности отечественных СМИ на постсоветском пространстве стала доминировать, в каждодневную практику российской медиасистемы вошла реклама прежде всего как источник ее финансирования.
Экономическая  составляющая  породила  тенденцию  общественного информационного  саморазвития.  Под этим  термином  мы  понимаем "деятельность и существование прессы как системы и как каждого отдельного элемента через самостоятельные в большинстве случаев, децентрализованные действия различных субъектов общественно-информационного процесса".
Эти общие тенденции формирования информационного пространства на всей территории России не могли не способствовать внедрению в региональные информационные пространства, в частности Республики Башкортостан, таких его базовых элементов, как появление частных СМИ, коммерциализация части медиасистемы, возникновение корпоративного медиабизнеса.
Возникновение, формирование и развитие информационного пространства Республики Башкортостан доказывает, на наш взгляд, наличие в условиях трансформации общества двух взаимосвязанных тенденций, которые оказывают исключительное
влияние на характер и эффективность регионального информационного пространства:
национально обусловленные социально-экономические проблемы и новейшие факторы глобального характера, прежде всего прогресс информационно-коммуникационных технологий;
традиции идеологии, культуры, менталитета народа, прочно связанные с национальной историей.
Таким образом, глобальные медиатенденции оказывают свое определенное влияние на развитие всего российского информационного пространства. Однако, даже учитывая растущее влияние факторов общего характера и глобальной природы, можно констатировать с большей доли уверенности, что национальные факторы, особенно в национальных республиках, наряду с общими векторами развития СМИ не только не отменяют, а в определенных случаях усиливают свое воздействие на регионализацию информационного пространства, на характер и направление его развития.
В качестве такого общего вектора, позволившего начать процессы формирования информационного пространства постсоветской России в качественных характеристиках, следует назвать развитие сети Интернет. Есть основания утверждать, что именно развитие Интернета стало главным фактором формирования единого информационного пространства России, ослабления процессов его регионализации, которые на этапе общественных трансформаций способствуют   появлению значительных разрывов в информационном пространстве страны.
Единое информационное пространство следует рассматривать в качестве интегрального результата деятельности средств массовой информации как коммуникативной системы в масштабах всего общества. Оно образуется тогда, когда СМИ помогают членам общества общаться, взаимодействовать друг с другом, чтобы на основе обогащения, развития духовного потенциала общества и его освоения совместно и организованно участвовать в различных видах социальной деятельности.
Процессы регионализации информационного общества, выполнявшие на первоначальном этапе задачи консолидации народов республики, воспитания толерантного  поведения  в  межнациональных  отношениях,  а  также предотвращения десоциализации личности, в последующем стали превращаться в свою противоположность, в частности, препятствовать обеспечению информационного взаимодействия всех субъектов социальной деятельности, осуществляемой в обществе, тем самым искажать механизм общения, и как результат процесс формирования общественных отношений.
Эти и другие особенности формирования единого информационного пространства породили в России специфическую проблему, обозначенную некоторыми исследователями как целостность, которая проявляется в интегральном результате функционирования всей системы средств массовой коммуникации [8]. Однако современный этап формирования единого информационного пространства характеризуется именно значительными разрывами в информационном пространстве, когда нарушаются информационные связи между членами общества, различными категориями населения, между обществом и личностью, государством и его гражданами, регионами и центром и т. д. Это дает основание говорить о дискретности информационного пространства России, лишь о первых шагах по его формированию. Такой вывод можно сделать из следующих предпосылок:
различные социальные субъекты имеют разные возможности доступа к массовой информации, удовлетворения своих информационных потребностей в силу различий в подходах к формированию постсоветской системы СМИ;
данные субъекты имеют разные возможности в распространении информации, в распространении своих взглядов на все российское общество;
деятельность СМИ не способствуют поддержанию общенациональных и межрегиональных массовых информационных отношений;
члены общества не имеют оптимального информационного механизма для консолидации, для вызревания их идейного и организационного единства, направленного на преобразование условий общественной жизни в соответствии со сложившимися объективными возможностями;
участники любого типа деятельности духовной, духовно-практической и практической не имеют возможности полноценно взаимодействовать друг с другом для успешной совместной реализации их общественных функций.
Сегодняшняя общероссийская пресса, общенациональные каналы телевидения и радио "зациклены" на новостях из Москвы. Жизнь российской провинции на телеэкране, в эфире и в печатных строках либо полностью отсутствует, либо представлена однобоко, уродливо, с налетом столичного снобизма. Судя по тому, какие события попадают в информационные выпуски телепрограмм, ежедневные газеты, и по тому, какие герои выходят в них на первый план, вся наша пресса это сплошные новости столицы. Причем и столичная жизнь чаще всего  ограничена  тремя  адресами: Кремль, Дом Правительства, Госдума.
Информация из провинции время от времени появляется. Но какая? Вот стандартный набор, составляющий провинциальную хронику: скандалы, преступления, всяческая патология. Плюс политические дрязги. Больше ничего, судя по газетам, издающимся в Москве, в России не происходит. Пресса, которую мы еще по привычке именуем центральной, таковой не является. Это издания Садового кольца. И совершенно понятно, почему падают региональные тиражи московских изданий, а иные газеты, претендующие на статус общенациональных, вообще читателям неведомы. Также понятно, почему завоевывает рынок региональная пресса, почему она вытесняет центральную.
Восстановление и развитие единого информационного пространства России становится злободневной общегосударственной задачей. Она может быть решена через выравнивание информационных возможностей регионов, субъектов Российской Федерации и создание условий для развития средств массовой информации, обслуживающих интересы коренных народов республик в составе Российской Федерации, малых народов, национальных меньшинств.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Кихтан В.В. Информационные технологии в журналистике. Ростов-наДону: Феникс, 2004.
2.  Валитов О.К. Социально-философский анализ проблемы свободы средств
массовой информации (СМИ) в современных условиях. Нефтекамск: РИО БашГУ, 2004.
3.  Чичановский А.А. Средства массовой информации и терпимость: проблемы реализации конструктивного идейно-политического потенциала общества. Этнополис, 1995, №5.
4.  Социальная философия. Словарь. М.: Академический проект, 2003.
5.  Валитов О.К. Информация в жизни общества. Уфа, 1996.
6. Василик М.А. Основы теории коммуникации. М.: Гардорики, 2003.
7. Средства массовой информации постсоветской России / Под ред. Я.М. Засурского. М.: Аспект-пресс, 2002.
8. Шкондин М.В. Система средств массовой информации как фактор общественного диалога. М.: Пульс, 2002.
9. Вычуб  Г.С. Формирование прессы в новых общественных условиях. // Советская журналистика в 1990 году. Проблемы реорганизации печати, телевидения, радио в условиях экономических и политических реформ, ч. II. М.: МГУ, 1991.

 

Тимербулатов З.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018