Кто мы? Откуда мы?

Перепись населения. Для чего она?

Одним из ценных источников изучения истории общества являются статистические материалы, которые помогают в представлении социально-экономических возможностей той или иной страны, народонаселения с тем расчетом, чтобы помочь в расстановке экономического потенциала, в развитии отдельных регионов, областей, краев. Особо важное значение имеют сведения единовременных сплошных переписей, охватывающих различные стороны жизни населения.
К мысли о необходимости переписи населения пришли еще в Древнем Китае, Риме, Греции. В Китае, например, учет населения проводили за две тысячи лет до нашей эры, но он охватывал только часть населения. Проводился учет населения и на Руси, и в Русском государстве. Есть сведения, что на территории нынешнего Башкортостана первая перепись прошла в 1647 году. Комиссия переписчиков отметила, например, что в Уфе в 17 посадских дворах проживали 74 человека. В те годы в городе проживала и свободная категория крестьянского населения, так называемые «гулящие», «захребетники» — люди, не имеющие постоянного места жительства, дворовые, «туснаки». И, естественно, учитывать их было довольно сложно. Такие переписи не давали целостной картины народонаселения. Только государственная перепись, или, как тогда называли, ревизская сказка, впервые организованная Петром I с целью лучшего сбора налогов с податных сословий, более или менее освещала все стороны жизни народа. Кроме того, она дает нам материал для составления родословной, отвечает на вопрос кто мы, откуда мы, сколько нас. Было проведено десять ревизий, которые проходили в 1719, 1744, 1762, 1782, 1795, 1811, 1816, 1834, 1850, 1858 годах. К сожалению, после 1858 года перепись населения до 1917 года не проводилась, поэтому данный период представляет наибольшие затруднения в поисках родословной. Только летом 1917 года по решению Временного правительства проводится Всероссийская сельскохозяйственная и поземельная перепись. Одновременно проводилась и перепись населения в городах и поселениях городского типа. В подворной карточке имелись следующие разделы: фамилия, имя домохозяина, его возраст, семейное состояние, землевладение, сельскохозяйственный инвентарь, скот, торгово-промышленные заведения, количество найма сельскохозяйственных рабочих — всего 187 пунктов. По карточке для сплошной переписи сельских хозяйств у жителя Нижний Абсалям (так написано в фондах Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан, и мы будем придерживаться этих записей. — Р.Х.) Златоустовского уезда Уфимской губернии 57-летнего Умутбая Давлетбая, например, было две жены, три дочери, 35 десятин земли (примерно 30 га), одна молотилка, одна веялка, одна телега на железном ходу, один молочный сепаратор, 15 лошадей, 8 дойных коров, 20 голов крупного рогатого скота и 25 голов овец. По нашим временам он был очень богатым человеком и держал до десяти наемных рабочих (батраков). Середняк, 33-летний Дильмухамет Ярмухаметов имел двух лошадей, трех коров, четыре головы овец, по одной молотилке и веялке, 14,9 десятин земли. У двадцатилетнего Юсупа Мухамадиева (деда поэта Тимера Юсупова) было две лошади, по одной молотилке и веялке, земли 29 десятин, усадьба на 30 сотках. Крупный рогатый и мелкий скот не указаны.

Откуда мы?

У башкир из поколения в поколение передается добрая традиция, что человек должен знать своих предков до седьмого колена. Это знание не только остается в памяти людей, но и записывается на отдельной бумаге или рисуется в виде ветвей дерева, кружков, четырехугольников. Генеалогическая летопись с записями истории племен и родов, перечень поколений по мужской линии, начиная от основоположника династии и кончая отдельными родственными связями, дошедшими до наших дней, называется ШЕЖЕРЕ, т.е. родословная. Кроме ветвистой схемы, оно включает в себя и документальные рассказы об исторических событиях того или иного времени, эпохи.
В шежере айлинцев, например (это почти весь северо-восточный регион республики), входили, входят и сегодня следующие башкирские роды: сами айлинцы, кудей, тырнаклы, каратаулы, тубаляс, катай, мурзалар, сызгинцы, дуван, кушинцы, сарты и упэй. Места их проживания нельзя сопоставлять с нынешним административным делением районов северо-востока Башкортостана. Если род айлинцев проживает и в Кигинском, и в Белокатайском, и в Мечетлинском районах, то кудейцы (род Салавата Юлаева) и мурзалар относятся к Салаватскому району, дуванцы, кушинцы и упэй — к Мечетлинскому району, а сызгинцы являются вотчинниками (коренным населением) Красноуфимского района Свердловской области. Род тырнаклинцев, каратаулинцев, тубалясцев распространен в Кигинском, Салаватском районах, часть — в Челябинской области, а катайцы облюбовали Белокатайский район. Кстати, было бы исторически справедливым переименовать Белокатайский район в Балакатайский, ибо испокон веков в этих краях жили бала и оло (младший и старший) катайцы, а не белые и черные (ак и кара) катайцы.
Поскольку башкирское население Дуванского района в основном состоит из рода сартов (кроме села Кадырово), то будет небезынтересным коротко рассказать об их родословной. Чего греха таить, многие из нас не знают своих предков не то что до седьмого, но даже до третьего колена.
Известный башкирский ученый, языковед-диалектолог, уроженец села Старо-Халилово Дуванского района Тагир Галлямович Баишев (1886—1974) оставил запись о сартах, в которой говорится, что исламская религия в начале получает распространение среди узбеков — сартов. Их представители в качестве миссионеров-проповедников ислама появляются среди других тюркских народов, в том числе и башкир. К башкирам, проживающим на берегах реки Ай, приезжает узбек-миссионер по имени Сайд, сын Куйдена, и женится на башкирке. Со временем род Сайда размножился так, что аксакалы вынуждены были обратиться к другим родам с просьбой выделить им землю. Башкиры дуванского, тырнаклинского и мурзаларского родов приходят к соглашению выделить землю на стыке границ этих родов для потомков Сайда, и на этих угодьях вырастают шесть деревень рода сартов: Халил, Абдрашит, Марьямгул, Арый, Абсалям и Ахмет.
Деревню Ахмет Тагир Баишев, видимо, по ошибке, называет Бетеково, но такой деревни я в архивах не нашел, а значилась деревня Ахмет, которая по ревизской сказке 1811 года состоит из 11 дворов. Нет в записях земляка-ученого и деревни Мулькат, хотя она фигурирует в ревизской сказке 1811 года.
По словам Тагира Баишева, жителей этих деревень по-другому называют “алтау¦ар” (шестеро). Одна из гор возле деревни Старый Халил называется “Мазар-тау”, что в переводе с арабского — могила святого или помещение для моления. У подножия этой горы действительно расположено сельское кладбище. По хребту в нескольких местах имеются небольшие холмы, похожие на надмогильные насыпи — курганы. Известно, что в Средней Азии тоже имеются мазары — могилы святых, а в Афганистане даже есть город Мазари-Шариф. Не случайно узбеки, поселившись в далеком прошлом в наших краях, назвали эту гору в честь своих родных мест. И еще. На востоке Казахстана в озеро Сасыккуль впадает река Тентек (Тњндњк). Такая же речка протекает и около деревни Халил и впадает в Ай. Совпадения названий отдельных гор и рек, отдаленных друг от друга большими расстояниями, также подтверждает предание народа относительно появления узбеков в этих краях. Надо заметить, что род сартов не ограничивается нынешними деревнями Абдрашит, Арый, Марьямгул, Мулькат, Нижний и Верхний Абсалям, Каракуль, Старый и Новый Халил. Их дальние родственники проживают и в Курганской области, где имеется деревня Сарт-Абдрашит, и в Гафурийском районе Башкортостана. Вот что пишет об этом видный башкирский ученый и писатель, профессор Джалиль Киекбаев в своем романе «Родные и знакомые»: «В старину будто бы прикочевывали сюда на лето люди из Средней Азии. Не потому ли один из трех аймаков аула Ташбаткан до сих пор называют узбекским или иногда сартским?»

Кто мы?

После подавления Крестьянской войны 1773—1775 годов Башкортостан в 1798 году разделяется на кантоны (от французского слова «округ»), а сами башкиры включаются в военно-казачье сословие. Им поручается охранять юго-восточные границы Российской империи с тем расчетом, чтобы башкиры не могли снова поднять восстание против колониального ига.
По переписи населения или ревизской сказке 1811 года жители вышеназванных сел входили в состав 4-го башкирского кантона Троицкого уезда Оренбургской губернии (ЦГИА РБ. Фонд И-132, Опись-2, Дело — 374а, 459а, 626, 773). Юртовым старшиной был Кадырбирде Казыбаев из деревни Марьямгул. Юртом называлась низшая административно-территориальная единица в кантоне, равная одной команде башкирских казаков и происходящая от слова «йорт» — двор, хозяйство, а не от слова юрта — “тирмэ”, войлочное жилище башкир. Команда Казыбаева состояла из 11 чиновников, трех мулл, одного азанчи (служитель исламской религии, призывающий мусульман на молитву) и 259 рядовых башкир мужского пола из 6 деревень сартовского рода. По ревизской сказке юртовым сотником являлся Нигаматулла Актуганов, хорунжим — Амирхан Аминев, муллой — Муллабай Бупаев (так в записи). Тогда в деревне Марьямгул было 47 дворов и она значилась как центр юрта.
В ревизской сказке 1816 года мы уже видим, что 8-й башкирский кантон перешел в Уфимский уезд, юртовым старшиной остался тот же Кадырбирде Казыбаев. У него от двух жен два сына: Мухаметрахим и Карим. Юртовым хорунжим стал 36-летний Рахимгул Марьямгулов, сотником — Нигаматулла Актуганов. В сказке зафиксированы его братья: Рахматулла, Фаткулла, Аликай, Алимулла. В деревне Ахмет, ныне исчезнувшей, жили Зулькарнай Ахметов, Бикташ Булатов, Афлитун Халиков, Сафикан Яхин и другие. С годами жители этой деревни, видимо, перешли в соседнюю деревню Мулькат.
А теперь обратимся ко Всесоюзной переписи населения 1926 года. В Ариевском сельском совете из 8 деревень и трех хуторов проживало 1835 человек обоего пола. По деревням они распределены так: Абдрашит — в 101 крестьянском дворе проживало 438 человек; Марьямгул, соответственно, 89 — 434; Арый — 69 — 330; Нижний Абсалям — 41 — 161; Верхний Абсалям — 34 — 186; Нижний Абдрашит — 24 — 45; Мулькат — 24 — 107; Kаракуль — 23 — 95; мукомольная мельница Гундарина — 2 — 11; хутор Пастухова — 1 — 7; хутор Фефелова — 2 — 21. Таким образом, в 413 дворах этого сельсовета в 1926 году проживало 1835 душ населения.

Из шежере Каракуля

Раскинувшаяся в пяти километрах от районного центра Месягутово, за горой Буренде, деревня Каракуль — самая молодая из башкирских сел рода сарт. Она была основана примерно в 1910 году выходцами из д. Верхний Абсалям во время Столыпинских реформ. В 2000 году ей исполнилось 90 лет, но никто об этом даже не вспомнил. Так мы относимся к своей истории, к прошлому и традициям родного народа и края!
По словам учительницы Ариевской средней школы, краеведа и первого летописца деревни Флюзы Киямовны Баймухаметовой, первые переселенцы вдоль дороги, названной Екатерининской, Месягутово — Дуван, от горы Буренде до Вишневой горы посадили березы, но в холодном 1921 году их срубили. За деревней протекала глубоководная река Аньяк (название которой нынешние жители даже не помнят — Р.Х.). Илистое дно делало воду темной и мутной. В уреме было много озер и болот. Видимо, поэтому свое название деревня получила от “кара куль”, “кара сыу” — черное озеро, черная вода. На другом берегу реки, за Каменным мостом, у Льняной горы (Етентау), были рассыпаны глиняные дома деревни крещеных татар Садрак. В тридцатых годах деревня была ликвидирована, и часть жителей переехала в Каракуль (Волковы, например), а часть — в Месягутово. В семидесятых годах под предлогом мелиорации пойменные луга и болота, богатые черемухой, калиной, черникой и дичью, были уничтожены, полноводная, с омутами река Аньяк превратилась в ручей.
Первыми переселенцами Каракуля являются Гатауллины и Шафиковы, а в двадцатых годах к ним присоединились и другие абсалямовцы.
Вот как выглядела деревня в 1926 году, когда проходила Всесоюзная перепись населения. Деревня тогда находилась в составе Дуван-Мечетлинской волости Месягутовского кантона Башкирской АССР. Для того, чтобы наши современники, да и наши потомки не забыли своих предков, перечислим их поименно. Вот они, эти имена, взятые из фондов Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан: Ахтям и Хабирьян Закировы, Нотфулла Абдуллин, Уелдан Салихов, Caфа Баймурзин, Мухаметдин Нурмухаметов, Гариф Садыков, Мухаметьян Баймухаметов, Аглиулла Мухаметьянов, Галям Исламгулов, Сабирьян Халилов, Мурзагаян и Байрам Шайкамаловы, Сабирьян Шафиков, Агзям Садыков, Фатхия Набиева, Абдрахман Нурмухамет, Гатаулла Шагимуратов, Гиниатулла Гатауллин, Шарафетдин Кунаккильдин, Камалетдин Исламгулов, Шархей Камалетдинов, Мирза Султанов — всего 23 домохозяина. В деревне проживало 95 человек. Из них 44 мужского, 51 женского пола. Сегодня же, по словам управляющего делами Ариевского сельского совета Венеры Нургалиной, в 101 доме д.Каракуль проживает 357 человек .
Как мы сказали выше, человек должен знать своих предков до седьмого колена. В этом деле огромную помощь оказывает шежере, родословная племени, рода, деревни, отдельной семьи. Надо заметить, что и в мировой практике изучению родословной придается большое значение, так как воспитание уважения и любви к своей семье, роду способствует формированию умственного и культурно-нравственного потенциала нации и страны в целом. Поэтому материалы переписей населения — ценный источник при составлении шежере. Правда, необходимо при этом иметь в виду, что для восстановления родословной надо помнить хотя бы несколько поколений ближайших предков.

Р.Хажиев


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018