Народный врач страны

Кто знает, как бы сложилась судьба деревенской девочки Амины, если бы не ее неуемное стремление учиться. Родители ее — колхозники — не могли предоставить ей такую возможность. Отец рано умер, еще до войны, оставив на руках у жены шесть детей. Мать девочки постоянно болела. Деревенский фельдшер не мог поставить диагноз и лечил ее единственным лекарством, которое было в его арсенале — полынными каплями. Жили очень бедно, Амине приходилось прерывать учебу, чтобы, подрабатывая на колхозных работах, помогать семье. Так, с перерывами, она закончила 7-летнюю школу в родной деревне Кигазы Аскинского района. Училась девочка хорошо, ее не раз поощряли небольшими денежными премиями за хорошую учебу на колхозных собраниях.
Амина с подругой Фарзией твердо решили учиться дальше. Но встал вопрос: куда идти, в какую школу. В родной школе они учились на башкирском языке, хотелось продолжить образование на русском языке. В Аскинскую среднюю школу их не взяли, в русской деревне Ключи также не приняли документы, подались в деревню Курасково Балтачевского района — и опять неудачно. В конце концов их документы взяли в деревне Урмиязово, что в 40 километрах от Кигазов. Но радость была недолгой, матери девочек не пустили их учиться так далеко. Этот год Амина работала на сплаве, приходилось подрабатывать и на дорожных работах. Несмотря на юный возраст, она наравне со взрослыми косила сено. Серпом убирали хлеб. Иногда весь день работали без обеда — есть было нечего.
Мечта получить образование не оставляла девочку. Осенью вместе с подругой она пошла учиться в Казанчинскую среднюю школу, что в 20 километрах от родного дома. Амина жила на квартире, став домработницей в приютившей ее семье. Топила через день баню, ухаживала за больным дедом. Надеяться на помощь из дома не приходилось. Так, с большим трудом удалось закончить 10 классов.
…Этот летний день 1953 года стал поворотным в судьбе Амины. Они с Фарзией приехали в райцентр и возле магазина встретились со своими учителями. Супружеская чета Акберовых встрече обрадовалась — девушки были любимыми ученицами Дахии апай, учительницы химии. Она стала расспрашивать их:
— Куда собираетесь поступать?
— В медтехникум в Бирске, — выпалили девушки, польщенные вниманием учительницы.
— Нет, нет, — заявила Дахия апай, недовольная таким решением своих любимиц. — Вы поедете учиться в Уфу в медицинский институт.
Подружки растерянно переглянулись, не зная, что сказать на такое категорическое заявление.
— А может, у них не получится, — робко вставил муж Дахии апай, учитель физики Мухаметрахим агай. — Пусть лучше едут в Бирск.
— Я сама их учила, знаю их способности, — так же решительно ответила Дахия апай. — Они обязательно поступят.
Дахия апай сама переписала их готовые заявления и отправила в Уфу в институт. Девушки, окрыленные такой верой в их способности, вернулись домой. Но мать Амины, измученная болезнью и беспросветной нуждой, не одобрила ее решение учиться в Уфе. “Иди работать в колхоз”, — были ее слова.
Упрямая Амина не послушалась матери и, когда пришло приглашение из Уфы на экзамены, решилась поехать так далеко на свой страх и риск. Благо, она не одна, с ней всегда ее закадычная подруга — Фарзия Давлетгареева.
Амина Гайфулловна до сих пор помнит, как они добирались из Аскино в Уфу: на попутных машинах до Бирска, а оттуда на теплоходе до столицы. Теплоход шел очень медленно, почти целые сутки. В грязи, на нижней палубе, скорчившись от постоянного чувства голода и тошноты, подружки мечтали о том времени, когда они станут студентками.
В институте к ним отнеслись весьма сочувственно. Преподаватели, принимавшие вступительные экзамены, зная, что девушки приехали из дальнего района, что они закончили национальную школу, разрешили рассказывать учебный материал на родном языке. Амине повезло: она писала сочинение по той же теме, что и на выпускных экзаменах в школе — по роману М.Шолохова “Поднятая целина”. Когда сдавала экзамен по химии, экзаменатор — высокая красивая женщина, ее звали Шарифа апай — не делала поблажки деревенской девочке, спрашивала много, по всем разделам гоняла. В конце экзамена строгая преподавательница подошла к Амине и мягко сказала: “Не переживай, дочка. Мы тебя берем, ты наша”.
Как они радовались с подругой, когда узнали, что их приняли в институт. Одно огорчало: взрослым девушкам, уже студенткам, нечего было одевать. Амина впервые сняла лапти, когда приехала в город.
Один эпизод из первых студенческих лет навсегда врезался в память чувством боли и отчаяния, которое пережила молодая девушка из-за своей бедности. В тот день она первая из всей группы сдала химию на “отлично”. С русским языком девушке было трудновато справляться, поэтому среди однокурсников она слыла “тихоней”, предпочитая отмалчиваться, не умея вести светские непринужденные беседы. Такие предметы, как химия, физика она сдавала на “отлично”, т.к. хорошо знала учебный материал и шпарила по всем вопросам, безбожно коверкая русские слова, без ударений и окончаний. Труднее приходилось на экзаменах по гуманитарным предметам, особенно не любила Амина “Историю КПСС”. Так вот, когда девушка вышла счастливая из аудитории и показала зачетку, парни схватили ее на руки и начали подбрасывать вверх с громкими криками “Ура”. Амина не успела опомниться, как ее коротенькое ситцевое платьишко задралось, бесстыдно обнажив грубые холщовые рейтузы. Вырвавшись из рук ребят, вся красная от стыда, девушка прибежала в общежитие и весь день проплакала.
Тем не менее, свою первую стипендию она не стала тратить на себя, а купила на всю сумму лекарства в аптеке для больной матери. Какие именно медикаменты купить, подсказали соседки по комнате — старшекурсницы; они по рассказу Амины поставили ее матери заочный диагноз: гепатит. Собрав все необходимые лекарства и написав подробную инструкцию для деревенского фельдшера, Амина отправила посылку домой. И случилось чудо: мать довольно быстро стала поправляться.
Впоследствии судьба распорядилась так, что благодаря этому самому фельдшеру — Заки агаю Ахиярову и его жене Бахие апай она нашла своего суженого, с которым прожила долгую и счастливую жизнь. Амина училась на III курсе, когда Заки агай поступил на I курс мединститута и переехал вместе с семьей в Уфу. Как земляки они часто виделись, ходили в гости друг к другу.
Начинался 1956 год. Отшумели новогодние праздники, успешно была сдана зимняя сессия и Амина осталась в комнате одна. Все ее 10 соседок разъехались по домам, а Амина ездила на родину только летом — не просто было добраться до Аскинского района в те годы. Поэтому когда Заки агай сказал, что они с женой идут в кино и предложил составить им компанию, девушка с радостью согласилась. Возле кинотеатра их поджидал молодой мужчина. Так Амина впервые увидела Малика. Но в тот вечер она и не подозревала, что с этим человеком будет связана вся ее дальнейшая жизнь. Он был на 7 лет старше девушки, а ей, юной, показался старым. На другой день они встретились вновь той же компанией, чтобы идти на базар. Тогда Амина и поинтересовалась у Бахии апай, что это за мужчина, который все время с ними ходит. Оказалось, что он из той же деревни Давлетовки, что и Ахияровы, работает в Верховном суде республики.
Потом Малик начал приходить к ней почти ежедневно, настойчиво предлагая девушке выйти за него замуж. Амине и в голову не приходили мысли о замужестве, у нее была одна цель — учиться. И потом, девушка считала себя не ровней неожиданному жениху, она — всего лишь бедная студентка, а он — большой человек, в Верховном суде работает. Так ему и говорила: “Я не готова выйти замуж, у меня за душой ничего нет, найдите другую — побогаче и которая уже работает”.
Но Малик не отступал, он стал уже своим человеком в их большой комнате в общежитии. Общительный, с чувством юмора молодой человек быстро нашел с соседками Амины общий язык. Они часто подшучивали над ним, разыгрывали, но Малик не обижался, у него была добрая натура. И когда, наконец, Амина призналась подружкам, что Малик ей вовсе не родственник, как она его представила раньше, девушки стали дружно уговаривать ее не упускать такого завидного жениха.
Так, на четвертом курсе института Амина вышла замуж. Через год у них родился сын. Амина не стала прерывать учебу, ей помогала мама, поселившаяся вместе с ними в служебной комнате Верховного суда.
Распределили Амину после института в поликлинику № 36, которая находилась в Затоне. Молодому педиатру дали самый трудный участок за рекой Белой, в который входили несколько поселков. Заболеваемость на этом участке была самая высокая, очень большая смертность среди детей. Детей было много — 1500 числилось их в больничной картотеке, всех надо было объехать, осмотреть, в каких условиях живут ее подопечные. И Амина с медсестрой Валей, не жалея времени и сил, своего здоровья, взялись за работу. Особенно внимательно относились к новорожденным, обучали родителей уходу за младенцем. И родители, проникшись доверием к молодому врачу, всегда вовремя обращались в поликлинику, не запуская болезнь. Результаты не замедлили сказаться: Мария Ивановна Литвинова из горздрава, часто проверяющая их участок, отметила снижение заболеваемости и детской смертности. За 4 года работы в затонской поликлинике Амина Гайфулловна приобрела большой авторитет среди своих коллег и родителей.
В семье тоже все складывалось хорошо: родилась дочь Зульфия, Бакировы переехали на новую квартиру по улице Ленина. Одно было неудобно Амине: тяжело стало добираться до работы. На просьбы перевести ее поближе к дому в горздраве отказали. И главный врач затонской поликлиники не хотел расставаться с таким ценным работником, как Бакирова. На его слова, что здесь она пользуется большим авторитетом и потому пусть не торопится расставаться с коллективом, молодая женщина ответила, что ее авторитет всегда с ней. Сейчас, по прошествии стольких лет, Амина Гайфулловна удивляется, как смогла она найти такие слова, откуда в ней появилась такая уверенность в своих силах. Видимо, был в ней с молодости тот стержень в характере, который помог ей не сломаться в сложных обстоятельствах, не бояться трудностей, идти к своей цели. Невысокая, улыбчивая, с мягким тихим голосом женщина умела внушать к себе уважение своим профессионализмом, добрым отношением к людям. “Прирожденный детский врач”, — скажут о ней ее коллеги.
А тогда она все же добилась перевода в поликлинику на проспекте Октября. Район был новый, дома только заселялись. Амину честно предупредили, что на ее участке живут одни жалобщики, уже четвертого участкового педиатра выжили.
— А почему они жалуются?
— Участковых врачей не признают, им нужны специалисты на уровне профессора, — был ответ.
Амину Гайфулловну это заявление заинтересовало, она решила сама выяснить, на что же жалуются жители ее участка. В первый же рабочий день она велела медсестре Шуре Чайкиной составить список жалобщиков. Шура принесла список из 11 фамилий. Амина взяла свой докторский чемоданчик, список, и вместе с Шурой они направились по этим адресам. Первой в списке значилась Красноперова, как сказала Шура — главная жалобщица.
Амина Гайфулловна как увидела восьмимесячных двойняшек, которые даже еще не могли сидеть, сразу поняла: для жалоб, действительно, были основания.
— Что беспокоит? — начала она расспрашивать мамашу.
— Температура постоянная, не кушают.
— Реакцию Пирке делали? (Обычно детям делают эту прививку в трехмесячном возрасте).
— Нет.
— Анализы сдавали?
— Нет.
Реакция Пирке дала положительный результат. Детей нужно было срочно лечить. Фтизиатра в штате поликлиники не было, специалистов узкого профиля в то время институт не готовил. Санаториев для детей, больных туберкулезом, также не было. Но здоровое питание, комплекс витаминов, постоянный контроль за общим состоянием детей сделали свое дело — двойняшки выздоровели.
Так, постепенно, они обошли всех жалобщиков. Внимание врача, его искренняя обеспокоенность состоянием здоровья своих пациентов совершили чудо: жалобы прекратились, теперь на оперативках главный врач поликлиники Оренко читала одни благодарности. Как-то вызвали Бакирову в горздрав: на соседнем участке мамаша родила тройню, выхаживать малышей поручили Амине Гайфулловне. В первый раз к тройняшкам пошли целой делегацией: представители горздрава, главный врач Оренко. Перед этой комиссией Амине Гайфулловне предстояло обработать новорожденных, провести беседу с родителями. Слабенькие, с малым весом, девочки выжили. Когда стало ясно, что опасности для здоровья тройняшек миновали, их передали под наблюдение своего участкового врача. А за Аминой Гайфулловной закрепилась слава “чудо-лекаря”. К ней на прием стремились попасть со всего города, она старалась никому не отказывать. Да и как откажешь в помощи больному ребенку. Были и очень сложные случаи, когда трудно, почти невозможно было поставить диагноз. Опытный педиатр всегда безошибочно определяла диагноз, интуитивно чувствуя, какая болезнь подтачивает детский организм. Правы те, кто считает оптимизм непреложным рабочим состоянием врача. Вера в благополучный исход заболевания передается больному, помогает ему одолеть недуг. Разве не это имел в виду знаменитый Бехтерев, когда утверждал, что если больному после разговора с врачом не становится легче, то это не врач. Разве можно внушить другому то, во что не веришь сам?
Вот что писала Амина Бакирова в “Медицинской газете” в 1983 году: “Врачу-оптимисту всегда не хватает знаний, и он испытывает постоянную потребность учиться. Безусловно, знания и опыт укрепляют оптимизм врача. Это как спортивная форма, которую следует постоянно поддерживать, — всякое послабление опасно… Бывая у мам и пап, принимая их в поликлинике, мы, педиатры, должны поддерживать их своим оптимизмом, чтобы они не почувствовали нашей затаенной тревоги или, что еще хуже, наигранного бодрячества. Еще раз хочу подчеркнуть: педиатру профессиональный оптимизм, может быть, нужнее и важнее, чем другим врачам… Мы несем ответственность за здоровье человека на первом и потому самом трудном этапе”.
Изучая состояние новорожденных, Бакирова особенно отмечала, нет ли у ребенка неврологической патологии. Знаний по неврологии не хватало, она шла в библиотеку, читая все, что было по этому разделу медицины. Исследований по детской неврологии в те годы было недостаточно, да и невропатологи были не в каждой больнице. И все же Амина Гайфулловна научилась лечить и эти болезни. Мешало работе то, что в роддомах принято было скрывать тяжелые роды, чтобы не снизить показатели работы лечебного учреждения. Амина Гайфулловна и здесь нашла выход: всех беременных с ее участка поставила на свой учет и начала заботиться о здоровье своих будущих пациентов еще в утробе матери. Беседуя с каждой будущей мамой, посещая их на дому, опытный педиатр уже имела представление о том, каким родится ребенок. Чтобы предотвратить какие-то отклонения в развитии плода, она давала женщинам рекомендации, лечила мать, чтобы родился здоровым ребенок. Надо отметить, что на такого рода работу уходит немало времени врача и многие педиатры не считают своей обязанностью нести ответственность за состояние здоровья будущих матерей. Для этого, мол, есть женские консультации, есть врачи-гинекологи. Бакирова не считалась со временем, труд врача окупался тем, что на ее участке не было детской смертности, снизилась заболеваемость такими распространенными в то время болезнями, как коклюш, корь, ветрянка, свинка, краснуха, против которых еще не было прививок.
Когда на их участке появился невропатолог, Амина Гайфулловна направила к нему новорожденного с ярко выраженной патологией. Обратно к ней мать больного ребенка прибежала со слезами: “Зачем Вы только нас к нему направили. Врач сказал: “Жрать будет, улыбаться будет, ума не будет. Лечить бесполезно”. Еле успокоив рыдающую мать, Амина Гайфулловна сама взялась за лечение казалось бы безнадежного ребенка. И вылечила. Парень вопреки всем прогнозам бестактного невропатолога вырос умным, рослым, хорошо учился в школе.
Амина Гайфулловна следила за развитием своих подопечных, пока они не вступали во взрослую жизнь и сами не становились родителями. Когда столько лет работаешь на одном участке, это естественно.
Амина Бакирова работала не ради каких-то наград и поощрений, не тщеславие двигало ею, когда ее участок признавался лучшим, школой передового опыта. Просто по складу характера, по воспитанию, полученному в семье, по-другому жить и работать она не умела. “Родители нас воспитывали по мусульманским канонам, — рассказывает она сейчас. — Жить честно, в ладу с собой и совестью, не держать черных мыслей в голове — этих простых истин я придерживалась всю жизнь”.
Она и не ожидала, что государство так оценит ее труд. Для нее было полной неожиданностью прочитать свою фамилию в списке награжденных орденом Ленина в газете “Правда”. Конечно, не случайны были эти бесконечные проверки из райкома партии, заполнение анкет и других бумаг. В том же 1978 году ей присвоили высшую квалификационную категорию.
Высокая награда принесла не только славу и известность, но и прибавила ответственности за свою работу. Дважды Амина Гайфулловна избиралась в Верховный Совет БАССР. Она была единственным врачом среди 180 депутатов. Работала в комиссии по здравоохранению, социальному обеспечению, спорту. Освобожденных депутатов в те годы не было, приходилось совмещать основную работу с депутатской деятельностью. Часто выезжала в командировки по депутатским обязанностям. Много в то время было построено аптек в Зауралье, в этом также заслуга Бакировой как депутата. Еще один депутатский наказ — построить детскую поликлинику в Сипайлово — был ею выполнен.
Была делегатом XIII съезда профсоюзов в Москве. Бережно хранит газету “Правда” с большой фотографией на первой полосе, где Амина Гайфулловна сидит в президиуме съезда рядом с тогдашним министром здравоохранения СССР Чазовым.
В 1982 году Амине Бакировой присвоили звание “Народный врач СССР”. Она единственная в республике носит это почетное звание.
В этом году Амина Гайфулловна Бакирова отмечает свой 70-летний юбилей. Несмотря на возраст и болезни, она и сегодня готова пойти работать, так как скучает без своих маленьких пациентов. Живет с семьей младшей дочери Альфии, воспитывает внуков. Муж — Малик Закирьянович — ушел из жизни после тяжелой болезни в 1989 году.
Амину Гайфулловну в полной мере можно назвать счастливой женщиной. Все, о чем она мечтала в юности, сбылось. Она достигла высот, о которых и не помышляла. Состоялась она и как жена, и как мать. Двое ее дочерей выбрали своей профессией медицину, теперь уже и внучка продолжает династию. Амина Гайфулловна Бакирова, дочь простых колхозников из башкирской деревни Кигазы Аскинского района, внесла достойный вклад в развитие здравоохранения республики.


Э.Халикова, А.Киньябулатов


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018