Институт полковых мулл в башкирских войсках в годы Гражданской войны

Азат Ярмуллин,
заместитель генерального директора
ГАУ НИК “Башкирская энциклопедия”


Институт полковых мулл в башкирских войсках
в годы Гражданской войны
 

С давних времен армия Российского государства была многонациональной и поликонфессиональной. В ней наряду с православными служили мусульмане и представители других конфессий. В дореволюционный период царское правительство учитывало это обстоятельство и стремилось удовлетворить религиозные потребности всех военнослужащих царской армии, в том числе мусульман.
С конца XVIII века полковые муллы несли службу в иррегулярном Башкиро-мещерякском войске (с 1855 года Башкирское войско) и тептярских полках. В 30—40-е годы XIX века были учреждены штатные должности мулл в военных портах и гарнизонах некоторых городов.
В 1873 году в России вместо рекрутской была введена система всесословной воинской повинности, что привело к увеличению числа солдат-мусульман в армии. В 1877 году в армии были учреждены штатные должности мусульманских мулл и имамов. Но после русско-японской войны (1904—1905 гг.) должности военных мулл были сокращены.
В 1908 году царское правительство вновь обратило внимание на эту проблему. Император Николай I своим указом учредил должности военных мулл в Варшавском, Виленском, Киевском, Московском и Приамурском военных округах. После Февральской революции 1917 года в частях действующей армии появились и полковые муллы. К концу 1917 года выстроилась иерархия военных мулл в войсках.
С началом Гражданской войны в России, в июне 1918 г. Башкирское правительство в лагере антибольшевистских сил приступило к формированию своих регулярных воинских частей. Руководящим органом стал специально созданный при Военном отделе Башкирского правительства Башкирский военный совет. Он также назывался Штабом Башкирского войска.
За короткий срок (июнь—август) Башкирскому военному совету удалось создать один кавалерийский и пять пехотных башкирских полков. Они составили две Башкирские пехотные дивизии Отдельного Башкирского корпуса. В октябре 1918 г. корпус был усилен 6-м Башкирским стрелковым и Башкирским добровольческим кавалерийским полком, впоследствие переименованным во 2-й Башкирский кавалерийский полк имени Г.С.Идельбаева1.
Башкирские части создавались с помощью Временного Сибирского правительства (г.Омск) и Комуча (г.Самара) и в оперативном отношении подчинялись командованию Белых армий, в основном Сибирской армии. Из башкирских частей лишь 3-й пехотный полк (с сентября по октябрь 1918 г.) находился в составе Народной армии Комуча.
Во 2-й половине 1918 г. Башкирское правительство для усиления контроля над своими частями, действовавшими на фронтах под командованием Белой армии, решило ввести должности полковых мулл. В приказе Башкирского военного совета №338 говорилось, что: «Духовные лица в Башкирских военных частях назначаются на тех же основаниях, на каких назначаются священники в казачьих частях и получают жалование по штату, определяющему и жалование в размере отпускаемых священникам в казачьих частях»2. Поэтому со стороны белого командования противодействий к назначению полковых мулл, скорее всего, не было.
С началом Первой мировой войны и особенно после Февральской революции 1917 г. почти во всех частях русской армии, где служили мусульмане, появились должности мулл. Так, например, сын выдающегося башкирского ученого-энциклопедиста Ризаитдина Фахретдинова Г.Р.Фахретдинов (позднее участник национального движения за автономию Башкортостана) служил главным муллой Румынского фронта3. В отличие от священников и военных мулл царской армии, башкирские полковые муллы не ограничивались ведением религиозных обрядов среди солдат. На них возлагалась задача доведения до сознания солдатских масс политики Башкирского правительства.
Руководство Башкирской автономии уделяло особое внимание этому вопросу. Об этом говорит тот факт, что один из идеологов Башкирского национального движения, член Башкирского военного совета Нуриагзам Тагиров занял должность дивизионного муллы 1-й Башкирской стрелковой дивизии.
Несмотря на то, что приказ Башкирского военного совета о введении института военных мулл в башкирских частях появился еще в августе 1918 г., судя по документам, они были назначены только в начале октября. По этому поводу муфтий Духовного управления мусульман Башкурдистана Сагит Мрясов 3 октября в своем письме военному совету писал следующее: «До сих пор, по не назначению полковых мулл в башкирские полки сведения об убитых, раненых и пропавших без вести не получены. В последнее время, хотя муллы были назначены по полкам, но по причине трудности составление сведений не исполнялось, поэтому необходимо назначить особого муллу, от которого можно было бы вытребовать всякие сведения.
Принимая эти причины во внимание, Духовное управление признает необходимость назначить дивизионного или гарнизонного муллу»4. На эту должность он предложил Хабибуллу Габитова (одного из активных участников Башкирского национального движения, редактора газет «Башҡорт», «Башҡорт тауышы» («Голос башкир»), «Вестник Правительства Башкирии»5).
В ответ С.Мрясову из Башкирского войскового управления (с октября функции Башкирского военного совета перешли к войсковому управлению) сообщили: «что полковые муллы и муллы 1-й и 2-й дивизий назначены. Помимо их никаких других назначений пока не требуется. Сведения об убитых и раненых командирами полков даются по команде строевому начальству и Воинским Начальникам для объявления родственникам и в случае надобности таковые муллами могут быть получены через строевое начальство»6. Несмотря на это, нашлась вакансия и для Х.Габитова. Его утвердили муллой формирующегося 7-го Башкирского стрелкового полка.
С 1 октября 1918 г. должность полкового муллы 2-го Башкирского стрелкового полка занял председатель кантональной управы Аргаяшского кантона Нуриагзам Тагиров. Кроме Н.Тагирова и Х.Габитова, кто из деятелей национального движения получил должность полковых мулл?
И.Туракаев в книге «Башкирские части в гражданскую войну» приводит любопытный документ — заявление7 Фатхелькадыра Сулейманова (в эмиграции Абдулкадыр Инан), Нуриагзама Тагирова и Саитгарея Магазова на имя председателя Башкирского военного совета, датированное 18 сентября 1918 г., где они изъявили желание «поступить имамом в части башкирской армии».
Ф.Сулейманов писал, что «один год состоял военным имамом», имеет «свидетельства имам-хатыпа и мудариса» и просил назначить его полковым муллой 4-го Башкирского стрелкового полка. «Бывший имам Троицко-Сажского полка» Н.Тагиров, также имеющий свидетельство имам-хатыпа и мудариса, просился «в первый кавалерийский полк»; С.Магазов, состоявший «имамом Асхабадского гарнизона. Свидетельства — имам-хатып и мугаллим» — в 3-й Башкирский стрелковый полк. Туракаев отмечает, что «на подлинном имеется соответствующая резолюция об отдаче в приказ», т.е. все трое были назначены на соответствующие должности.
4-й Башкирский полк, в который просился Ф.Сулейманов, был сформирован в июле 1918 г. в г.Оренбурге, до декабря располагался в городе. Но о назначении его полковым муллой сведений нет.
В сентябре 1918 г. 3-й Башкирский стрелковый полк отправлен на Поволжский фронт (в Самару), из-за этого был оторван от основных сил Башкирского корпуса и не находился под контролем Башкирского правительства. Поэтому С.Магазов не мог быть назначен в 3-й полк. С октября 1918 г. он служил в Башкирском войсковом управлении8.
В архивных документах как полковый мулла (2-го Башкирского стрелкового полка) фигурирует только Н.Тагиров. К тому же заявление, которое опубликовал в своей книге Туракаев, в фондах «Башкирского военного совета» (ЦИА РБ. Ф. Р-1201) и «Башкирского войскового управления» (ЦИА РБ. Ф. Р-78) отсутствует.
Нужно отметить, что о полковых муллах башкирских частей сохранилось очень мало архивных сведений. Есть только отдельные приказы о назначении тех или иных лиц на должности полковых мулл. Известно, что полковым муллой 2-го Башкирского кавалерийского полка имени Г.С.Идельбаева являлся Абубакир Хамитов9, в феврале 1919 г. его сменил Халилбек Юлдашев. В ноябре 1918 г. мулла 5-го Башкирского стрелкового полка Бахтияров был переведен в 1-й Башкирский кавалерийский полк имени А.Б.Карамышева. Нет сведений по муллам 2-й Башкирской стрелковой дивизии, 3-го, 4-го, 6-го башкирских стрелковых полков.
Итак, только в начале октября 1918 г. башкирское руководство приняло решение о назначении дивизионных и полковых мулл в своих частях. Почему? Это было связано с изменением военно-политической ситуации в антибольшевистском лагере. В Поволжье под натиском Красной Армии терпели поражение войска Комуча, фронт приближался к территории автономного Башкурдистана. Созданное в конце сентября в Уфе Временное Всероссийское правительство (Уфимская директория) взяло курс на ограничение самостоятельности Башкирской автономии и ее войск. Кроме того, с октября 1918 г. башкирские войска в оперативном отношении перешли в подчинение командующего Юго-Западной армией атамана А.И.Дутова, с которым у башкирского руководства были сложные взаимоотношения10. Так же росло недовольство башкирских солдат дутовским командованием, которое выставляло на передовую башкирские части. Так, например, солдаты 1-го Башкирского стрелкового полка на Актюбинском фронте отказались идти в бой. Они заявили, что: «не желают защищать казачьи станицы, каковые сами же казаки не защищают, а хотят ехать в Челябинск защищать родовые земли»11.
К концу октября положение башкирского командования еще более осложнилось. 21 октября Штаб Верховного главнокомандующего издал приказ об упразднении Башкирского войскового управления, Башкирского военного совета, Штаба Отдельного Башкирского корпуса и штаба 2-й Башкирской стрелковой дивизии. По приказу «все дела формирования, укомплектования, обучения башкирских частей, а также управление этими частями всецело» передавались генералу Дутову12.
Башкирское руководство было вынуждено согласиться с ликвидацией Башкирского корпуса и 2-й дивизии, однако войсковое управление и военный совет продолжали функционировать. Все башкирские стрелковые полки были сведены в 1-ю Башкирскую стрелковую дивизию. Это привело к некоторым кадровым перестановкам полковых мулл. 8 ноября Башкирское войсковое управление возложило на полкового муллу 2-го Башкирского стрелкового полка Н.Тагирова «исполнение обязанностей дивизионного муллы 1-й Башкирской стрелковой дивизии с 1-го октября с.г. с исполнением своих прямых обязанностей»13. В то же время из-за отсутствия финансирования формирование 7-го Башкирского стрелкового полка было прекращено. Х. Габитова перевели на должность муллы 1-го Башкирского стрелкового полка14.
Следующий удар по самостоятельности башкирских войск нанес адмирал Колчак. С его приходом к власти башкирское командование почти окончательно потеряло контроль над своими частями. Вместо генерала Х.И.Ишбулатова начальником 1-й Башкирской дивизии был назначен колчаковский генерал Г.А.Савич-Заболоцкий. С декабря все башкирские стрелковые полки (кроме 3-го и 6-го полков) находились на Актюбинском фронте.
В этой сложной обстановке возросла роль полковых мулл, как проводников политики Башкирского правительства в войсках. Лидер национального движения Ахмет-Заки Валидов при решении сложных задач в этой не простой ситуации опирался на полковых мулл. Так, 14 декабря он отправил командирам полков А.Ишмурзину, И.Исхакову, полковым муллам Абульхаиру, Мухамадею, Габдулнасыру и дивизионному мулле 1-й Башкирской дивизии Н.Тагирову секретное письмо, где кратко изложил сложившуюся политическую и военную обстановку на фронте и поставил своим соратникам задачу: «собрать все полки в одно место».
В результате, в конце декабря 1918 г. все башкирские стрелковые полки (кроме 3-го полка) были сосредоточены на территории Малой Башкирии. Генерал Савич-Заболоцкий был смещен с должности начальника 1-й Башкирской стрелковой дивизии, на его место Валидов назначил штабс-капитана Аухади Ишмурзина.
В январе 1919 г. приказом А.-З.Валидова все башкирские части были объединены во вновь созданный Башкирский корпус двухдивизионного состава. Потеряв надежду на обретение самостоятельности (автономии) в колчаковском лагере, 18 февраля 1919 г. Башкирское правительство и башкирские части перешли на сторону Красной Армии.
Как отмечает в своих воспоминаниях Абдрашит Бикбавов (адъютант командующего Башкирским корпусом), в подготовке перехода войск немаловажную роль сыграли и полковые муллы: «…шла неустанная работа в войсковых частях. Были назначены в каждую отдельную часть политкомы под названием мулл (иначе называть их не было возможности). Под руководством испытанных своих работников башкирское командование провело подготовительную работу к переходу»15.
Интересно отметить, что и после перехода на сторону большевиков некоторые полковые муллы продолжили службу в рядах башкирских войск, теперь уже в должности военно-политических комиссаров Красной Армии. Так, например, Халилбек Юлдашев в мае 1919 г. в Саранске был назначен политкомиссаром Красного батальона при Народном комиссариате по военным делам Башкирской республики16. После расформирования батальона занял должность помощника политкома, затем политкомиссара 1-го Башкирского кавалерийского полка Отдельной Башкирской кавалерийской дивизии. Летом 1919 г. военком Башкирской республики А.-З.Валидов назначил на должность политкомиссара Башкавдивизии бывшего дивизионного муллу 1-й Башкирской стрелковой дивизии Нуриагзама Тагирова.
Присутствие в башкирских войсках Красной Армии бывших полковых мулл в качестве политкомиссаров обеспечивало порядок и дисциплину в частях. Это обстоятельсто удивляло даже Председателя Реввоенсовета Л.Д.Троцкого. Вот что пишет по этому поводу в своих воспоминаниях Ахмет-Заки Валидов: «…его (авт. — Троцкого) поражала внутренняя дисциплина в наших войсках. Он знал и о том, что вместо «политкомиссаров», призванных поддержать порядок в войсковых частях, у нас по-прежнему действуют «полковые муллы». «Может быть, и нам вернуть полковых священников?» — шутил он».
Таким образом, дивизионные и полковые муллы в башкирских войсках Белой армии 1918—1919 гг. фактически выполняли задачи, идентичные задачам военно-политических комиссаров Красной Армии. В самые сложные периоды лидер национального движения Ахмет-Заки Валидов опирался на них. Через полковых мулл и командиров полков он решал стратегические и судьбоносные для Башкирской автономии и ее войск задачи. Опыт, профессиональные качества полковых мулл как политработников были востребованы и после перехода башкирских войск на сторону советской власти. Некоторые из них заняли должности политкомиссаров башкирских частей Красной Армии.
В XXI веке в России вновь стала актуальной проблема взаимодействия духовенства с армией. Постепено делаются шаги по введению института военного духовенства в вооруженных силах РФ. В данном вопросе необходимо опереться на богатый опыт истории военного духовенства в Российской империи и учитывать многоконфессиональный состав армии Российской Федерации.

 

Источники и литература:

1. Таймасов Р.С. Участие башкир в гражданской войне. Кн. 1. В лагере контрреволюции (1918 — февраль 1919 гг.). — Уфа, 2009. — С. 133.
2. ЦИА РБ. Ф. 1201. Оп. 1. Д. 1. Л. 131.
3. Ярмуллин А.Ш. Автономиялы Башҡортостан байрағы аҫтында. Башҡорт милли-азатлыҡ эшмәкәрҙәре хаҡында ҡыҫҡаса биографик очерктар. — Өфө, 2009. — 174 б.
4. ЦАОО РБ. Ф. 9776. Оп. 2. Д. 3. Л. 41.
5. Ярмуллин А.Ш. Автономиялы Башҡортостан байрағы аҫтында. — Өфө, 2009. — 107—108 бб.
6. ЦАОО РБ. Ф.9776. Оп. 2. Д. 3. Л. 37.
7. Туракаев И. Башкирские части в гражданскую войну. — Уфа, 1929. — С.48.
8. Ярмуллин А.Ш. Автономиялы Башҡортостан байрағы аҫтында. — Өфө, 2009. — 102 б.
9. ЦАОО РБ. Ф. 9776. Оп.2. Д. 3. Л. 31.
10. Кульшарипов М.М. Башкирское национальное движение (1917—1922 гг.). — Уфа, 2000. — С.186.
11. ЦАОО РБ. Ф. 9776. Оп. 2. Д. 8. Л. 27.
12. А.А.Валидов — организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917—1920). Документы и материалы. — Ч. 1. — Уфа, 2005. — С.332.
13. ЦАОО РБ. Ф. 9776. Оп. 2. Д. 4. Л. 77.
14. А.А.Валидов — организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917—1920). Документы и материалы. — Ч. 1. — Уфа, 2005. — С.339.
15. Национально-государственное устройство Башкортостана (1917—1925). Документы и материалы: В 4 т. /Авт.-сост. Б.Х. Юлдашбаев. — Т. 2. — Ч. 1. — Уфа, 2002. — С. 569.
16. Там же. — Т. 2. — Ч. 2. — Уфа, 2003. — С. 16.


 

Ярмуллин А.


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018