Вхождение Башкортостана в состав России: теоретический и историко правовой аспекты

   В середине XVI века произошло крупное событие в истории Башкортостана, которое стало поворотным моментом в истории башкирского народа. Важность и актуальность проблемы вхождения Башкортостана в состав Русского государства определяется сложностью, противоречивостью и неоднозначностью значения данного исторического акта. Не случайно в исторической литературе по данному вопросу было немало споров.
   Прежде чем приступить к непосредственному анализу условий и характера вхождения, следует определиться с единой терминологией. Абсолютно справедливо отмечено З.И. Еникеевым, что употребление термина «присоединение» сторонниками концепции добровольного вхождения при описании процесса вхождения — пример евроцентризма, который выражается в трактовке исторических событий только с точки зрения Русского государства. Очевидность наличия логической ошибки в выражении «добровольное присоединение» в виде подмены субъектов не подлежит сомнению. Реальный процесс носил двусторонний характер, поэтому и правильнее применять термин «вхождение»1 .
   Реальные условия для вхождения Башкортостана в состав Русского государства были созданы в результате успешной внешней политики Русского правительства на Востоке, падения Казанского и Астраханского ханств, перехода Ногайской орды в вассальную зависимость от Москвы. Политическая раздробленность Башкортостана не могла обеспечить единовременного вхождения башкир в состав Русского государства. Процесс вхождения продолжался с 1553—1554 годов до 1557 года. Первыми вошли в состав Русского государства башкирские рода, населяющие западную и северо-западную части Башкортостана — Байляр, Еней, Гирей, Уран и Гайна. Впоследствии эта часть Башкортостана называлась Казанской дорогой. Затем последовало вхождение центральной, южной и юго-восточной частей Башкирии. Здесь башкиры принимали русское подданство также не единовременным актом, а отдельными родами или группами родов. Эта область Башкортостана впоследствии называлась Ногайской дорогой. Активное участие в решении судьбоносной проблемы вхождения в состав другого государства приняли башкирские бии. Это особенно отчетливо прослеживается при анализе шежере минцев, юрматынцев и объединенной группы родов юго-восточной Башкирии. В этой связи важным является понимание того, что, описывая историческое развитие любого народа, исследователи обращают внимание на так называемые точки бифуркации — ключевые события, от которых зависит вся дальнейшая история. Осознанный выбор, который сделали руководители башкирского народа в 50-е годы XVI века, и есть тот самый переломный момент, изменивший ход истории. Более того, факт вхождения Башкортостана в состав Русского государства отвечал интересам всего башкирского народа, доказательством тому служат многие шежере, которые сообщают, что вопрос о принятии русского подданства решался на народных собраниях башкирских родов2 .
   Несмотря на большое количество опубликованных исследований о пребывании башкир в составе России в середине XVI—XVIII в., одним из самых дискуссионных продолжает оставаться вопрос о характере вхождения Башкортостана в состав Русского государства. Одни исследователи считают, что вхождение было добровольным3 , другие, напротив, утверждают, что Башкортостан был завоеван царизмом, и что этот процесс затянулся на многие годы. Так, к примеру, Ш.И. Типеев пишет: «...Многие исследователи этого вопроса делают такой вывод, что башкиры после падения Казанского ханства присоединились к Московскому государству добровольно. По нашему мнению, это не совсем верно. Башкирия завоевывается постепенно. Первое время была захвачена западная граница, смежная с Казанским ханством (1553 г.), а затем места до нынешнего города Уфы или центра ханской ставки (1557 г.)»4 . По мнению же В.И. Филоненко, «...только с покорением Казани и Астрахани пала Башкирия»5 .
   Таким образом, составление объективной картины вхождения Башкортостана в состав Русского государства возможно только путем проведения специального правового (юридического) анализа данного процесса. Следует отметить, что именно условия вхождения являются основным аргументом сторонников концепции добровольного вхождения, поскольку очевидно, что завоеванному народу нет необходимости сохранять права. Наличие условий позволяет констатировать договорную основу процесса. Российское государство часто использовало мирный способ расширения своих территориальных границ путем заключения различных договоров и соглашений6 .
   В основных чертах двусторонние обязательства сводятся к следующему. Русское государство, принимая башкир в число своих подданных, брало на себя защиту их от разорительных набегов и грабежей со стороны соседних родов и народов, от попыток кочевых ханов подчинить башкир своему господству; оногарантировало также их земельные права. Русское правительство сразу же после присоединения Башкирии признало за башкирскими общинами вотчинное право на занимаемые ими земли. В условиях Башкортостана не подвергалась преследованию и мусульманская религия, а также обычаи и обряды местного населения. Башкиры со своей стороны обязались платить ясак, нести военную службу за свой счет, участвовать в ближних и дальних походах, охранять юго-восточные границы государства от набегов кочевников. В шежере племен Усерган, Тамьян, Кыпсак и Бурзян рассказывается: «Договорились о землях наших и религии, договорились башкир-мусульман никогда в другую религию не насиловать, обычаи наши соблюдать, башкирам служить царю с рвением»7 .
   В «Материалах по истории башкирского народа», составленных на основе шежере и русских источников, Ю.Ю.Бикбов пишет: «Иоанн Грозный принял башкир под свою высокую руку, милостиво обещал им охранять их и землю их от притеснений и захватов соседних народов и дать полную свободу исповедания башкирам религии ислама. Представители же башкирского народа торжественно поклялись по обряду своей веры перед царем как за себя, так и за народ и других потомков, обещая служить царю и русскому престолу верой и правдой, подчиняясь русским законам и предначертаниям нового своего правительства, если таковые не будут идти вразрез с постановлениями ислама. Башкиры были обязаны вносить легкую подать: «ясак» — медом, звериными шкурами или, взамен того, деньгами, которые они должны были вносить казанским воеводам»8 .
   Среди прочих условий присоединения башкир к России важнейшее место занимало условие, касающееся землевладения. Иван Грозный особыми жалованными грамотами подтвердил права башкир на вотчинное владение землей. Кроме того, башкирам возвратили и те земли, которые были захвачены татарскими и ногайскими феодалами.
   Весь дух и содержание царских грамот, полученных башкирскими послами, также подтверждают состоявшийся процесс переговоров сторон и заключение соглашения между ними. На основе всего сказанного можно сделать вывод о том, что царские жалованные грамоты представляли собой договор между Русским государством и башкирами, который включал в себя обязанности сторон с корреспондируемыми им правами противоположной стороны. На жалованные грамоты Ивана IV башкиры смотрели как на высокоавторитетные государственные акты. Значение этих грамот в земельных отношениях башкир было велико. Д.Н.Соколов даже утверждает, что наличие вотчинных прав у башкир, подтвержденных государственным актом, «избавило их от крепостного права и от перевода на положение государственных крестьян с отобранием в пользу казны всех земель, за выделом определенной подушевой нормы»9 . Конечно, объяснение отсутствия юридически оформленного крепостного права среди башкир нельзя ограничить ссылкой на жалованные грамоты Ивана Грозного, но, тем не менее, недооценивать значение этих грамот или даже отрицать их наличие среди башкир, как это делает А.П.Чулошников10 , ни в коем случае нельзя. Получение жалованных грамот для башкир имело не только экономическое, но и политическое значение, так как, опираясь на них, они впоследствии упорно боролись за неприкосновенность своих вотчинных земель.
   Большое значение для объективной оценки тех или иных событий прошлого имеет историческая память народа. Народ не был безучастен к вопросам своей истории. В переломные моменты башкиры всегда апеллировали к добровольному характеру их подданства. В челобитной башкир всех четырех дорог от 26 февраля 1706 года на имя царя Петра I говорится, что «...деды и отцы их поклонились без спору и без войны и приехав из своей воли покорились» русскому царю11 . Еще яснее мысль о добровольном вхождении башкир в состав Русского государства выразили восставшие башкиры Сибирской дороги в своем письме В. Н. Татищеву от 2 августа 1736 года: «Мы, башкирские народы, наши отцы, деды и прадеды, великому государю в подданство пришли своими волями, оставя своих ханов. А великие государи нас содержали по нашей воле, а не под саблею»12 .
   Подводя итог, нельзя не отметить, что вхождение Башкортостана в состав Российского государства было крупным и положительным историческим событием. Присоединение к нему огромной территории Башкортостана явилось важным этапом в становлении и развитии многонационального Российского государства. Для башкир вхождение в состав России открыло новый путь исторического развития. В этой связи очень важно, чтобы факт вхождения Башкирии в состав России был правильно и глубоко осмыслен, оставил след в сознании башкортостанцев и россиян как мудрое решение предков, имевшее благотворные последствия для многонациональной страны.

П р и м е ч а н и я

1 Еникеев З.И. Правовой статус Башкортостана в составе России: историко-правовое исследование. — Уфа: Гилем, 2002, с. 47.
2 Шежере юрматы, бурзян, усерган. История государства и права Башкортостана. Составители: Ишкулов Ф.А., Искужин Т.С. Уфа, 1995. С. 7-26.
3 Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. V-VIII. Калуга, 1994. С. 524.; Рахматуллин У.Х. Население Башкирии в XVII-XVIII вв. Вопросы формирования небашкирского населения. М., 1998. С. 20-27; Усманов А.Н. Добровольное присоединение Башкирии к Русскому государству. 2-е изд. Уфа, 1982.
4 Типеев Ш.И. Очерки по истории Башкирии. Уфа, 1930. С. 20, 21.
5 Филоненко В.И. Башкиры: подданство башкир России. Башкирские предания и исторические сведения об этом подданстве // Вестник Оренбургского учебного корпуса. Уфа, 1913. Отдел III, № 7-8. С. 226.
6 Абдулатипов Р.Г., Болтенкова Л.Ф. Россия. В чем суть твоего бытия? М., 1994, с. 91.
7 Кузеев Р.Г., Юлдашбаев Б.X. 400 лет вместе с русским народом. Уфа, 1957, с. 60.
8 Бикбов Ю.Ю. Оренбургская газета, 1899, № 773.
9 Соколов Д.Н. Оренбургская губерния. М., 1916, с. 87.
10 Чулошников А.П. Феодальные отношения в Башкирии и башкирские восстания XVII и первой половины XVIII в., предисловие к 1 части «Материалов по истории Башкирской АССР», с. 23, 24.
11 Материалы по истории России. Сборник указов и других документов, касающихся управления и устройства Оренбургского края. Сост. А.И.Добромыслов. Оренбург, 1900. Ч. 1. №24, 119.
12 Российский государственный архив древних актов. Ф. 248. Кн. 1133. Л. 423.

Рузалин Шарипов, Тагир Искужин


Copyrights © Редакция журнала "Ватандаш" 2000-2018